Пойми себя, чтобы понять других стр.106

Тем не менее слишком сильная склонность к упрощениям и поддержанию позитивной самооценки может стать препятствием точным социальным суждениям. К счастью, мы не всегда без разбора упрощаем мир и возвеличиваем себя. В конце концов, чтобы отвечать на вызовы социального окружения, нам нужна немалая доля действительного понимания (Fiske, 1993; McArthur & Baron, 1983; Swann, 1984). И подобно тому как мы под воздействием определенных обстоятельств стремимся к упрощению и приукрашиванию образа себя, другие обстоятельства побуждают нас стремиться к точности в восприятии себя и своего социального окружения. Так что сейчас мы приступим к изучению стратегий, которые люди используют для того, чтобы достичь более точного понимания социального мира (рис. 3.6).

Непредвзятый сбор информации

Столкнувшись с таким событием, как нападение на американский разведывательный самолет, Никсон начал собирать точные сведения, мобилизовав службы разведки и обращаясь за информацией к дружественным государствам. Более того, он обратился с запросом к своим советникам и получил несколько различных мнений: Киссинджер и Агнью стояли за вооруженное возмездие, тогда как остальные призывали к осторожности и сдержанности. Никсону необходимо было принять правильное решение, и ему нужна была надежная, объективная информация.

Точно так же и мы в нашей повседневной жизни, когда у нас есть причины стремиться к точности, собираем больше информации, чем обычно. Например, если мы хотим сформировать точное и правильное впечатление о другом человеке, мы, как правило, больше слушаем и задаем больше вопросов (Darley, Fleming, Hilton & Swann, 1988; Neuberg, 1989). В данной ситуации мы также, по-видимому, ищем и ценим информацию, которая может помочь нам выйти за пределы своих первоначальных предубеждений. В эксперименте Ральфа Эрбера и Сьюзен Фиске (Erber & Fiske, 1984) участники-студенты считали, что они будут работать вместе со студенткой педагогического отделения над созданием новых игр для детей и получат денежную награду, если придумают хорошую игру. Перед началом работы испытуемые написали краткие характеристики самих себя и обменялись этими характеристиками с предполагаемой напарницей. Половине участников студентка педагогического отделения (на самом деле ассистентка экспериментатора) представила себя как творческую личность, другой половине она описала себя как человека совершенно нетворческого. И наконец, испытуемые получали возможность прочитать учебные характеристики своей будущей напарницы. Половина из этих характеристик была благоприятна, другая половина — неблагоприятна, и руководители эксперимента тайно от участников замечали время, в течение которого те читали характеристики каждого типа.

На чем сосредоточивали свое внимание испытуемые? Самым полезным было бы посмотреть, какие оценки не соответствуют нашим первоначальным ожиданиям — в конце концов, только они содержат новую информацию (Jones & McGillis,

1976). И действительно, когда ассистентка представляла себя в положительном свете, участники эксперимента уделяли больше внимания неблагоприятным характеристикам, а когда она представляла себя негативно, то сосредоточивали свое внимание на благоприятных оценках. Когда у людей есть причины стремиться к точному пониманию — как в описанном эксперименте, где студенты должны были полагаться друг на друга, если хотели выиграть денежную премию, — они обращают особое внимание на ту информацию, которая позволяет расширить первоначальные взгляды (Fiske & Neuberg, 1990).


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒