Пойми себя, чтобы понять других стр.108

Но каким образом мы решаем, является ли причина поведения внутренней, внешней или некоторой комбинацией этих двух типов причин? Две теории, отвечающие на этот вопрос, выросли на основе идей Фрица Хайдера (Heider, 1944, 1958), «отца» атрибуционного подхода. Во-первых, Эдвард Джоунс и Кейт Дэвис (Jones & Davis, 1965; Jones, 1990) разработали теорию соответствующего вывода, описывающую, как человек может логически вычислить, соответствует ли определенное поведение устойчивым характеристикам действующего лица. Как, например, Никсон мог понять, следует ли нападение на американский самолет объяснять агрессивными настроениями северокорейского правительства? Во-вторых, Гарольд Келли (Kelley, 1967, 1973) предложил ковариационную модель каузальной атрибуции, предполагающую, что люди выбирают между несколькими возможными причинами, придавая наибольший вес той из потенциальных причин, которая лучше всего коррелирует — или сочетается — с событием. С точки зрения этих теорий и близких к ним концепций, можно выделить несколько общих принципов.

Теория соответствующего вывода (Correspondent inference theory) — теория, предполагающая, что человек определяет, соответствует ли поведение внутренней диспозиции действующего лица, задавая себе вопросы: (1) было ли поведение намеренным, (2) можно ли было предвидеть последствия этого поведения, (3) был ли этот тип поведения избран свободно и (4) можно ли сказать, что поведение имело место вопреки противодействующим силам. Ковариационная модель (Covariation model) — теория, предполагающая, что человек определяет причину поведения действующего лица, выясняя, действуют ли подобным образом другие люди (сходство), ведет ли себя субъект так же в близких ситуациях (исключительность), и ведет ли он себя так же в той же самой ситуации (постоянство).

Анализ поведения в социальном контексте

Хороший детектив, вероятно, начнет с анализа непосредственных обстоятельств, в которых проявлялось интересующее его поведение. Во-пер вых, мы должны спросить, было ли поведение намеренным и можно ли было предвидеть его последствия. При отсутствии намеренности и возможности предвидеть последствия — если, например, американский самолет был сбит случайным снарядом, выпущенным во время северокорейских военных учений и корейцы не знали о том, что в этой области воздушного пространства может быть американский самолет, — мы, скорее всего, должны рассматривать событие как случайный инцидент, не имеющий в своей основе ни стабильных личностных характеристик действующего лица, ни мощного давления ситуации.

Во-вторых, если мы заключаем, что поведение было намеренным и его последствия можно было предвидеть — например, если мы выяснили, что северные корейцы намеренно выстрелили в американский самолет, зная, что это наверняка приведет к его падению, — мы должны подумать, происходили ли эти действия вследствие свободного выбора. В данном случае мы могли бы задать вопрос, сами ли северные корейцы решили сбить американский самолет (или, может быть, они были принуждены к этому каким-то более сильным государством). Только если поведение было избрано свободно, мы можем заключить, что оно отражает соответствующие качества действующего лица. Например, если бы мы узнали, что более сильный Китай принудил Северную Корею выстрелить по американскому самолету, мы, вероятно, объяснили бы эти действия китайской угрозой.

Основываясь на собранных данных, Никсон и его советники сделали вывод, что нападение произошло в результате свободного выбора, было намеренным и его последствия можно было предвидеть, — таким образом, оно не было случайностью. Тогда возникает третий вопрос: соответствует ли поведение некоторым стабильным внутренним чертам или мотивам Северной Кореи, или его нужно отнести на счет ситуации. Здесь анализ усложняется, поскольку внутри каждой категории существует несколько возможностей. Например, может быть, американский самолет вторгся на северокорейскую территорию. Может быть, северные корейцы проверяли «на прочность» американскую военную доктрину. Возможно, они хотели спровоцировать ответный удар США, чтобы оправдать нападение на Южную Корею. Или, может быть, это была демонстрация своей военной удали политическим лидерам государства, предпринятая северокорейскими генералами по собственной инициативе.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒