Пойми себя, чтобы понять других стр.115

Когда удача молодых людей была связана с бывшим больным, их впечатления о нем оказывались менее подверженными влиянию стереотипного образа шизофреника. Вместо этого студенты обращали особое внимание на его личное заявление и корректировали свои впечатления о «Фрэнке» (Newberg & Fiske, 1987). Когда мы связаны с другими взаимной зависимостью, мы думаем о них более внимательно и меньше полагаемся на когнитивные методы упрощения.

Решающее значение когнитивных ресурсов

Как бы мы ни желали быть точными, мы не сможем мыслить глубоко, если нам не хватает ресурсов внимания (Bargh & Them, 1985; Tet-lock & Kim, 1987; Thompson et al., 1994; Wyer, Sherman & Stroessner, 2000). Собирать много информации, быть для самого себя «адвокатом дьявола» и выстраивать сложные логические рассуждения о причинах очень трудно. Это требует большого количества ментальных ресурсов. Даже если вы действительно хотите выбрать самого лучшего из претендентов на работу, у вас может это не получиться, если ваша голова занята мыслями о том, дадут ли вам ссуду, о предстоящем обеде с родителями вашей девушки или об обвальных увольнениях в вашей компании.

В одном из экспериментов (Pendry & Macrae,

1994) участников информировали о том, что они будут работать вместе с «Хильдой», женщиной шестидесяти пяти лет, над решением трудной проблемы. Так же как и в описанном выше случае с «Фрэнком», некоторым участникам говорили, что они смогут выиграть денежный приз, если вместе с «Хильдой», хорошо справятся с задачей; они зависели от нее и поэтому должны были стремиться сформировать точное впечатление о ней. Остальным говорили, что вознаграждение будет определяться исключительно на основе их собственных личных результатов; результаты были независимыми, так что у этих участников не было особенных причин быть точными в своих суждениях о «Хильде». Кроме того, поскольку по легенде эксперимента ученые интересовались тем, как люди могут справляться с несколькими задачами параллельно, половину участников в каждых условиях просили все время держать в голове восьмизначное число. Все они прочитали личную характеристику «Хильды», частично совпадавшую со стереотипными представлениями о пожилых людях и частично с ними не совпадавшую. Наконец, прежде чем встретиться с ней, все они сообщили свои впечатления о «Хильде».

Как показано на рис. 3.9, участники эксперимента, не заинтересованные в точности суждений, использовали для оценки «Хильды» распространенные стереотипы, так же как и заинтересованные в точности люди, мысли которых были заняты. Только те участники, голова которых бы-

Рис. 3.9. Достаточно ли желания быть точным?

Участники эксперимента (Pendry & Macrae, 1994) были либо заинтересованы, либо не заинтересованы в том, чтобы сформировать точное впечатление; кроме того, их мысли были либо заняты, либо не заняты посторонней задачей. Только те, кто был заинтересован в точности и чьи мысли не были заняты, оказались способными не считаться со стереотипами. Источник: Pendry & Macrae (1994), Table 1.

ла свободна и у которых были причины стремиться к точности, оказались способными не полагаться на стереотипы слишком сильно. Таким образом, этот эксперимент демонстрирует, что желание быть точным — это еще не все, только когда такое желание сочетается с достаточным количеством когнитивных ресурсов, люди могут преодолеть свою склонность к упрощениям.

Резюме

Люди часто стремятся к точному пониманию самих себя и тех, кто находится вокруг них. В таких случаях они собирают более полную, исчерпывающую информацию, с большей готовностью пересматривают свои прежние впечатления и суждения и выступают в роли «адвоката дьявола», критически рассматривая свои взгляды. В этих обстоятельствах они чаще применяют логику атрибуции, выясняя, почему некоторые события происходили так, а не иначе. Размышляя над относительным вкладом личностных и ситуационных моментов, они спрашивают, было ли поведение человека намеренным, можно ли было предсказать его последствия и действовал ли этот человек по собственному свободному выбору. Они также используют принципы дисконтирования и усиления и рассматривают информацию, касающуюся сходства, исключительности и постоянства. Такие нацеленные на точность стратегии мышления чаще используются людьми, когда им грустно, а также теми, кто отличается сильным стремлением к контролю или высокой потребностью в познании. Эти стратегии могут быть вызваны к действию неожиданными событиями и фактом социальной взаимозависимости. И наконец, поскольку стратегии точного мышления требуют относительно много когнитивных ресурсов, способность человека использовать эти стратегии уменьшается при высокой когнитивной нагрузке (табл. 3.2).


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒