Пойми себя, чтобы понять других стр.209

Дело далеко не всегда обстояло таким образом. Всего двумя годами раньше он был нормальным 19-летним студентом колледжа, ничего не слышавшим о членах этой религиозной организации. Его родители, отец — владелец магазина компьютеров и мать — преподавательница младших классов в средней школе, создали для сына обстановку любви и поддержки и воспитали настолько хорошо, как позволяли им средства обычных представителей среднего класса. Хотя Стив не был очень религиозным мальчиком, он часто посещал синагогу вместе со своей семьей. Он хорошо учился в школе, любил читать и собирался после окончания колледжа стать педагогом и писателем. Несмотря на желание сделать мир лучше, Хассен не был одержим этой идеей и не впадал в депрессию, когда не мог принять несовершенство мироздания. В общем, ничего не предвещало ошеломляющего переворота в его взглядах.

После разрыва со своей возлюбленной Стивен ощутил себя очень одиноким, и его жизнь быстро изменилась. В кампусе к Хассену подошли три привлекательные девушки и пригласили его в дискуссионную группу, на обед с тремя такими же, как он, молодыми людьми. Юноша согласился, и всего через несколько дней его завербовали, приобщили к культу и ввели в организацию Муна.

В течение следующих двух лет он полностью посвятил себя церкви Единения и своей роли в ней: он стал настолько предан этой новой религии, что переехал жить к мунистам и перевел им деньги со своего банковского счета. Стив отка зался от всех сексуальных отношений до брака, который должен был состояться только тогда и только с той женщиной (вероятно, ему незнакомой), которую бы выбрал ему сам преподобный Мун. Хассен порвал со своей семьей и ушел из колледжа, чтобы заняться сбором денег для организации. Он стал продавать на улицах свечи, мятные конфеты и цветы. Жить приходилось в каком-то захолустье. Там Стив работал в течение долгого времени, не получая никакой заработной платы, и спал по три-четыре часа в сутки. Он ничего не сообщал своим родственникам и друзьям о том, где находится, потому что стал считать их, как и всех остальных «чужих», посланцами Сатаны. Работа сама по себе была трудной, утомительной и опасной: дважды ему приходилось драться и убегать от ночных грабителей, но Стив не отдал им выручки, потому что, как он объяснил, «я бы не позволил никому украсть божьи деньги» (Hassan, 1990, p. 24).

По иронии судьбы именно преданность Хассе-на церкви Единения привела его к уходу оттуда.

Массовое бракосочетание.

К тому времени, когда в Мэдисон Сквер Гарден происходили эти свадьбы, Стив Хассен больше не состоял в организации Муна. В противном случае ему бы пришлось участвовать в этой церемонии, оказаться в одной из 2075 пар, и здесь он в первый раз встретился бы со своей невестой.

Утомленный после 48 часов непрерывной работы, юноша заснул за рулем фургона, принадлежавшего мунистам. Хассен ехал на очередную работу. Врезавшись в 18-колесный трейлер, юноша почти час пролежал в обломках, пока спасатели пытались освободить его. Даже мучаясь от жестокой боли, Стив думал только о том, как стыдно, что он не смог выполнить свою миссию. Он снова и снова распевал: «Отец, прости меня!», и беспокоился, как эта авария скажется на финансах их группы.

Через неделю после операции Хассен выписался из больницы и поехал к сестре, где встретился со своим отцом и несколькими незнакомыми людьми, которые сказали, что хотят обсудить его связь с церковью Единения. С самого начала Стив знал, что эти незнакомые люди были «декодировщиками», специально нанятыми его семьей, чтобы убедить уйти от Мессии. Хассен жестоко сопротивлялся. В тот мучительный момент, когда его везли в квартиру, где происходило декодирование, Стив представлял себе, что лучше схватить отца за горло и задушить, чем выдать тех, кто его вдохновлял. Хассен не предпринял такой попытки, поскольку был уверен, что никогда не уйдет от своего нового, истинного отца.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒