Пойми себя, чтобы понять других стр.21

Такие случаи, как дело Мэнсона, служат богатым источником гипотез. Жестокое антисоциальное поведение Мэнсона могло быть обусловлено самыми разными причинами. Действительно ли социальные нормы контркультуры антиистеблишмента внесли свой вклад в эксцентричные жестокости Чарльза Мэнсона, или просто причина заключалась в том, что он принимал большие дозы наркотиков, изменивших его сознание? Заглядывая дальше, вглубь его детства, можем ли мы утверждать, что его антисоциальные стремления — это следствие влияния других преступников, которых он встретил в учреждениях, или недостаточно стабильной семьи в раннем детстве? Или, учитывая преступные склонности его матери и дяди, можно ли сказать, что причина еще глубже и более отдалена во времени: может быть, это общая генетическая тенденция, характерная для семьи?

К сожалению, уже само обилие гипотез, которые мы можем вывести из отдельного случая говорит о существенном недостатке этого метода. У нас просто нет возможности точно выяснить, какие события в данном деле — причинные, а какие ир-релевантные. В самом деле, преступность Мэнсо-на могла быть результатом взаимодействия всех причин, которые мы учли, какой-либо одной или двух из них или факторов, о которых мы не упоминали (таких, как воздействие необычных гормонов или внутриутробное повреждение головного мозга). Суть состоит в следующем: исследование отдельного случая может предоставить любое количество интересных гипотез и предположений, которые можно проверить, используя более точные методы, но оно не позволяет нам с уверенностью судить о причинно-следственной взаимосвязи.

Поскольку случаи, подобные истории Чарльза Мэнсона, можно интерпретировать по-разному, они, как и естественное наблюдение, имеют тот же недостаток — предубеждение наблюдателя. Если психологов интересует влияние наркотиков на антисоциальное поведение, они могут учесть воздействие алкоголя на Мэнсона во время внутриутробного развития или употребление им ЛСД впоследствии, но при этом упустить из виду потенциальный вклад социального окружения будущего преступника. Еще одна проблема — это проблема возможности обобщения, то есть в какой степени данные отдельного исследования можно применить к другим похожим обстоятельствам. После исследования лишь одного случая мы не можем точно знать, какие характерные черты этого случая можно применить к другим сходным ситуациям.

Возможность обобщения (Generalizability) —

степень, в которой данные отдельного исследования можно отнести к другим похожим обстоятельствам или случаям.

Архивы

Одно из решений проблемы обобщения состоит в том, чтобы рассмотреть несколько похожих случаев. Обратимся к исследованию полицейских отчетов о 512 убийствах, совершенных в Детройте в 1972 году. Вот один из них:

Дело 185: Жертва (мужчина, в возрасте 22 лет) и преступник (мужчина 41 года) находились в баре в тот момент, когда вошел их общий знакомый. Преступник похвастался жертве, указывая на знакомого: «Этот парень умеет драться. Мы с ним дрались вместе». Жертва ответила: «Ну, ты тоже хорош». Затем последовал спор, кто - жертва или преступник - настоящий мужчина,. Затем жертва сказала преступнику: «У меня с собой свой (пистолет)», а преступник ответил: «У меня свой с собой тоже». И оба показали на карманы. Затем жертва сказала: «Я не хочу умирать и я знаю, что ты не хочешь умирать. Давай оставим это». Однако преступник быстро выстрелил, его приятель упал: он был мертв. Преступник вышел из бара (Wilson & Daly, 1985, p. 64).

Хотя это дело и само по себе уникально, Марго Уилсон и Мартин Дейли обнаружили ряд похожих деталей в случаях, которые они изучали.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒