Пойми себя, чтобы понять других стр.27

ная ситуация в большинстве экспериментов — искусственная. Разве участник эксперимента, одетый в большой халат и колпак, обладает такой же степенью анонимности, что и человек в большой толпе темной ночью? Действительно ли когда люди назначают удары тока и бросают камни в спасательную группу, пришедшую на помощь самоубийце, то их стремления одинаковы?

Мы уже говорили о валидности в психологическом тестировании, то есть о том, измеряет ли тест именно то, что он предназначен измерять. Тот же самый вопрос встает перед нами, когда мы говорим об экспериментах (Aronson, Wilson & Brewer, 1998). Внутренняя валидность — это степень, в которой эксперимент позволяет сделать с уверенностью выводы о причине и следствии. Была ли независимая переменная единственной причиной любых систематических вариаций в поведении испытуемых? Представьте, что в эксперименте Зимбардо с потерей индивидуальности все испытуемые в условиях анонимности встречались с отвратительного вида эксперимен-татором-мужчиной, а все испытуемые в неанонимных условиях встречались с приятной женщиной. Если испытуемые в ситуации анонимно сти вели себя более агрессивно, мы не знаем, происходило ли это из-за того, что испытуемый действовал анонимно, или потому, что у экспериментатора был отталкивающий вид. Когда еще одна переменная систематически изменяется вместе с независимой переменной — это называется помехой. В данном воображаемом случае пол и темперамент экспериментатора смешиваются с анонимностью. Такое смешение переменных, как и невидимая третья переменная в корреляциях, затрудняют выяснение причин поведения испытуемого.

Внутренняя валидность (Internal validity) — степень, в которой эксперимент позволяет сделать с уверенностью выводы о причинах и следствиях. Помеха (Confound) — переменная, которая систематически изменяется вместе с независимой переменной и может привести к ошибочному выводу о действии независимой переменной.

Внешняя валидность — это степень, в которой результаты эксперимента могут быть обобщены применительно к другим обстоятельствам. Действительно ли нанесение ударов током в условиях лаборатории отражает те же процессы, которые происходят в большой толпе темной ночью? Вероятно, нет. Конечно, никакие две ситуации не могут быть полностью идентичными, однако экспериментаторы пытаются выбирать переменные, отражающие психические и эмоциональные процессы, схожие с происходящими в реальной жизни за пределами лаборатории.

Одна проблема обобщения лабораторных исследований для естественного поведения заключается в том, что испытуемые знают, что за ними наблюдают в лаборатории. Как мы отмечали, когда говорили о естественном наблюдении, люди порой иначе ведут себя, когда знают, что являются объектом изучения. Требуемые признаки — это сигналы в эксперименте, позволяющие испытуемым понять, какого поведения ждет от них исследователь. Экспериментаторы пытаются обойти эту проблему, скрывая от участников настоящую цель эксперимента. Например, экспериментатор не скажет испытуемым: «Мы хотим знать, сколько времени вы будете держать кнопку удара, это будет показателем вашей враждебности». Напротив, экспериментатор придумает правдоподобную легенду: он, например, скажет, что изучает, каким образом наказание влияет на обучение. Такая версия отвлекает участника от самого нанесения удара током, и испытуемый сосредоточивается на «обученных реакциях» реципиента. Как вы увидите далее, социальные психологи разработали довольно хитроумные методы получения естественной ре акции испытуемых. Однако всегда следует остерегаться возможного смешения. Например, считаете ли вы, что когда экспериментатор просит испытуемых надеть большие белые халаты и колпаки (не такие, как носили члены Ку-Клукс-Клана), то он тем самым сообщает испытуемым о своих ожиданиях, что они поведут себя антисоциально?


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒