Пойми себя, чтобы понять других стр.3

Секреты социальной жизни

СЕКРЕТЫ СОЦИАЛЬНОЙ ЖИЗНИ

Ночью 8 августа 1995 года Нансук Хонг на цыпочках прокралась мимо спящего мужа. Втайне от него она подготовила побег и разорвала брак, длившийся 15лет. Она ушла из особняка стоимостью 20 миллионов долларов и отказалась от религиозных убеждений, которые лелеяла с детства. Мужем Нансук был сын преподобного Сан Миунг Муна, «божественного» настоятеля церкви Объединения (известной больше как секта «мунистов»). Нансук родилась в семье последователей Муна и ее приучили почитать преподобного Муна и его жену как совершенную семью, «истинных родителей», и чтить их «безгрешных» детей. Когда Мун выбрал девушку в невесты для своего старшего сына, Хьо Джина, это ей хоть и польстило, но одновременно она испытала унижение. Но, как рассказывала Нансук впоследствии, когда она стала членом «истинной семьи», то увидела, что ее муж нарушает все строгие правила поведения, установленные церковью Объединения. Он растрачивал приношения прихожан на выпивку, наркотики и других женщин, жестоко избивал Нансук всякий раз, когда она не могла ему угодить, и постоянно грозил, что убьет ее. Преподобный Мун и его жена часто кричали на нее, они обвиняли Нансук и считали ее плохой невесткой. Им казалось, что из-за нее их сын совершал дурные поступки. Поразительно, но даже перед лицом таких оскорблений и лжи Нансук в течение десятилетия цеплялась за свои представления о святости Муна и его семьи. Ей понадобилось 14лет, чтобы прозреть и понять, что Мун вовсе не святой, каким Нансук Хонг себе его воображала, и что он никогда не изменится (Hong 1998).

История Нансук затрагивает несколько сложных вопросов, касающихся социального поведения человека. Во-первых, что заставляет людей упорно придерживаться своих представлений, даже когда эти представления противоречат очевидным фактам? Во-вторых, как может человек не поддаваться влиянию религиозного лидера, манипулирующего людьми и использующего их, или как человек может не вступать в личные отношения, если в них присутствует манипуляция и использование?

6 апреля 2000 года частный самолет с Хуаном

Мигелем Гонсалесом приземлился на Кубе. Гонсалес вернулся на остров Свободы со своим сыном Элианом, мать которого умерла во время родов в США. Но добиться своей цели — вернуть родного сына, оказалось нелегко. Родственники его покойной жены в Майами не хотели, чтобы мальчик возвращался на Кубу, и, как сообщалось в прессе, предложили Хуану 2 миллиона долларов, чтобы тот отказался от притязаний на сына (Contreras & Thomas, 2000). Когда Хуан стал упорствовать в своем желании отвезти ребенка к себе на Кубу, его родственники в Майами применили другую тактику: они просто отказались выдать Элиана. В конце концов отрядам федеральной полиции пришлось сражаться с толпой рассерженных кубинских эмигрантов, чтобы передать мальчика отцу. Этот эпизод ставит перед нами один простой вопрос: почему американцы кубинского происхождения мешали воссоединению отца и его шестилетнего сына? Однако биолог, хорошо знакомый с поведением других млекопитающих, мог бы спросить, почему такие отцы, как Хуан Гонсалес, проявляют столько заботы о своих детях. У других видов млекопитающих в 95—98% случаев отцы совершенно ничего не дают своему потомству, кроме того, что оплодотворяют яйцеклетку матери (Geary, 2000). Почему тогда среди наших ближайших и дальних теплокровных родственников так много негодных пап?

Еще один интересный пример социального поведения млекопитающих — это случай в Чикагском зоопарке 18 августа 1996 года. В этот день шустрый трехлетний малыш взобрался по решетке вольера и упал с высоты двадцати футов в яму с гориллами, причем ударился об острые камни и потерял сознание. Работники зоопарка, опасаясь, что гориллы нападут на мальчика, пытались


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒