Пойми себя, чтобы понять других стр.30

Внимание: метод

Когда мы пытаемся найти объяснение вспышкам беспорядков, возникновению культа или любовной связи, весомость вывода социального психолога зависит от валидности методов, на основании которых он строился. Как детективам, нам нужно разграничивать неоспоримые доказательства и отдаленные возможности. Из-за того что доказательства имеют значение для социальной психологии в целом, мы продолжим наше рассуждение об инструментах исследования, вводя в следующие главы специальные разделы под названием: «Внимание: метод». Как мы можем выяснить, что втайне думают и чувствуют испытуемые? Как можем прийти к правдоподобным заключениям, когда данные перепутаны? Как отделить культурные или семейные влияния на социальное поведение от биологического влияния? Мы расскажем об этих и других темах в следующих главах. Поняв методы исследования, мы надеемся усовершенствовать наши навыки детективов, продвинувшись от уровня неопытных сыщиков-люби-телей до уровня Шерлока Холмса.

Этические вопросы социально-психологического исследования

Читая об опытах Зимбардо, исследующих агрессию и анонимность, вы могли бы задаться вопросом, как участники чувствовали себя после того, как наносили удары электротоком своим сокурсникам. В отличие от геологии или химии, социально-психологическое исследование проводится с живыми, дышащими и чувствующими человеческими существами (и иногда с другими живыми существами). Поэтому нам важно задать еще один вопрос: является ли исследование этически оправданным?

Этический риск в социально-психологическом исследовании

Рассмотрим некоторые исследования, проводившиеся авторами этого текста. Одному из нас с успехом удалось убедить студентов сдать кровь, применив тактику «прямо в лоб»: «Вы хотели бы участвовать в нашей долгосрочной донорской программе и сдавать пинту [=0,47 л] крови каждые 6 недель в течение минимум трех лет? Нет? В таком случае вы, может быть, сдадите один раз пинту крови завтра?» (Cialdini & Ascani, 1976). Чтобы изучить воздействие физического возбуждения на романтическое влечение, один из нас дал испытуемым неправильную информацию о том, что согласно программе эксперимента по обучению, студенты получат серию болезненных ударов электротоком (Allen, Kenrick, Linder & McCall, 1989). В другом исследовании двое из нас ввели испытуемых в заблуждение и убедили их, что фотомодели были тоже студентами, работающими в университетской службе знакомств, а при этом оценивали, подрывала ли такая привлекательная альтернатива чувство верности участников своим нынешним партнерам (Kenrick, Neuberg, Zierk & Krones, 1994). Наконец, один из нас спрашивал студентов, представляли ли когда-нибудь они себе, как убивают человека, и если да, то студенты должны были в деталях описать свои фантазии (Kenrick & Sheets, 1994).

Эти исследования дали потенциально полезную информацию о любовных отношениях, насилии и участии в благотворительности. Однако когда психологи проводили эксперименты, то потом у них неизбежно возникали проблемы, касающиеся этичности таких опытов. Вопросы об убийстве человека или романтическом влечении — это потенциальное вторжение в частную жизнь. Вторжение может не быть заметным, потому что участниками эксперимента были добровольцы, имевшие право воздержаться от того, чтобы говорить на какую-либо тему. Но нарушают ли исследователи социальные условности даже тем, что просто спрашивают? Проблема вторжения в частную жизнь становится еще более острой в процессе естественных наблюдений и полевых экспериментов, когда участники могут не знать, что они раскрывают информацию о себе. В одном спорном исследовании к испытуемым подходил детектив, предлагавший им участвовать в незаконном вторжении в частное жилище (West, Gunn & Chernicky, 1975). Оправдано ли вторжение в личную жизнь ради того, чтобы получить новые данные о поведении человека? Общее эмпирическое правило, которому следуют психологи, заключается в том, что использовать ничего не подозревающих испытуемых можно, если они остаются совершенно анонимными и если их не будут побуждать выполнять поступки, которые бы они не совершили в противном случае (например, в действительности никаких вторжений в чужое жилище не происходило).


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒