Пойми себя, чтобы понять других стр.52

Так же как и изменения в мускулатуре, на чувства могут повлиять перемены в других аспектах нашей физиологии — например, в нейрохимии и автономной нервной системе (например, в сердце, внутренних органах и эндокринных железах) (Lewis, 2000; Plutchick, 1994). Изменения в постоянном мышлении также влияют на наши чувства. Стенли Шахтер и Джером Сингер (Shakhter & Singer, 1962) провели сложный эксперимент, причем в ходе исследования некоторым испытуемым вводили эпинефрин, возбуждающий наркотик. Затем этих испытуемых помещали в комнату с помощником, который вел себя или слишком весело, или слишком сердито. Результаты показали, что возбужденные испытуе мые вместе с веселым помощником веселились, а находившиеся рядом с сердитым помощником ощущали некоторую злобу. Исследователи пришли к выводу, что чувства испытуемых подвергались влиянию как физического возбуждения, так и собственной интерпретации обстоятельств. В данном случае поведение помощника, по-видимому, давало испытуемым полезную информацию для понимания собственных чувств.

Исследования Шахтера и Сингера обладало серьезными методическими недостатками, и другие исследования в целом не показали те же результаты (Reisenzein, 1983). Тем не менее это исследование указало на один существенный момент: наши чувства подвергаются сильному влиянию того, как мы их интерпретируем — или оцениваем нашу ситуацию (см., например: Averill, 1980; Lazarus & Folkman, 1984; Neumann, 2000; Sinclair et al., 1994; Smith, Heynes, Lazarus & Pope, 1993; Tesser, 1990). Чувство вины, например, возникает из ощущения, что мы причинили вред человеку, который нам дорог и кому дороги мы (Baumeister, Stillwell & Heatherton, 1994; Tangney,

1992). То есть мы скорее всего будем себя чувствовать виноватыми, когда нам не удается ответить на телефонный звонок матери, но вряд ли будем ощущать угрызения совести, когда не ответим на звонок настырного торгового представителя, который пытался в течение прошедших трех недель продать подписку на ненужный нам журнал. Хотя наши действия одинаковы в обоих случаях — мы не отвечаем на телефонный звонок, мы по-разному оцениваем эти две ситуации и поэтому испытываем совершенно разные чувства.

Виктория Медвек, Скотт Мэдей и Томас Гило-вич (Medvec, Madey & Gilovich, 1995) остроумно показали, как постоянное мышление может воздействовать на чувства. Прежде чем прочесть об их исследовании, все же попытайтесь ответить на следующие вопросы: кто чувствовал себя счастливее после своего выступления на Олимпийских играх: серебряные медалисты, занявшие второе место, или бронзовые медалисты, занявшие третье место? Исследователи проанализировали фильм про атлетов с летних Олимпийских игр 1992 года и обнаружили, что бронзовые медалисты были счастливее, чем серебряные, хотя серебряные медалисты выступили лучше! Почему? Серебряным медалистам легко вообразить, что они могли выступить лучше и получить золотую медаль и все что с ней связано — блеск и славу полной победы. В результате они были несколько разочарованы своим выступлением. Зато бронзовым медалистам легко вообразить, что они могли допустить незначительную ошибку, из-за которой заняли бы четвертое место или

Восторг бронзы, муки серебра

Кто должен чувствовать себя более счастливым — спортсмены, выступившие вторыми, или те, кто выступил третьим? Исследование Виктории Медвек, Скотта Мэдея и Томаса Гило-вича (1995) обнаружило, что бронзовые медалисты, такие как Мидари Ито слева, в целом счастливее, чем более успешные серебряные медалисты, такие как Нэнси Керриган справа. Почему так может быть?


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒