Пойми себя, чтобы понять других стр.89

Такую тенденцию переоценивать частоту впечатляющих событий можно объяснить двумя способами. Во-первых, может быть, люди действительно помнят больше примеров таких событий. То есть они могут считать, что убийства случаются чаще, чем самоубийства, потому что помнят больше случаев убийства. И наоборот, может быть, им просто легче вспомнить случаи убийства, чем случаи самоубийства, и они разумно заключают, что раз убийства вспоминаются легче, то они и происходят чаще. Но как определить, какое из этих объяснений правильное? Как вы увидите далее, с помощью искусных манипуляций независимыми переменными в ходе экспериментов можно сделать значительный шаг в сторону выбора одной из альтернативных гипотез.

Внимание: метод

^ ПРОВЕРКА АЛЬТЕРНАТИВНЫХ ГИПОТЕЗ С ПОМОЩЬЮ ЭКСПЕРИМЕНТОВ

Как только ученые обнаруживают интересный феномен, такой как склонность людей переоценивать частоту впечатляющих событий (убийств) и недооценивать частоту событий, не попадающих на первые полосы газет (смертей от диабета), они начинают искать способ выяснить происхождение этого феномена. Как мы уже говорили в главе 1, недостаточно просто выявить и описать феномен. Если мы хотим знать, при каких обстоятельствах люди делают подобные ошибки, или помочь им избежать этого, мы в первую очередь должны знать, как человек приходит к такой ошибке. Во многих случаях может существовать несколько правдоподобных гипотез, и задача ученого — разработать эксперимент, позволяющий отдельно рассмотреть влияние каждой из альтернатив.

Так что задумайтесь на минуту о том, как бы вы исследовали две различные гипотезы о том, почему люди переоценивают частоту впечатляющих событий, по сравнению с событиями менее яркими. Происходит ли это потому, что (1) люди действительно помнят больше примеров таких впечатляющих событий (гипотеза 1), или потому, что (2) им легче вспомнить яркие события (гипотеза 2)? С чего бы вы начали?

Посмотрим, как рассуждали Норберт Шварц и его коллеги (Schwarz et al., 1991). Они решили создать для проведения эксперимента условия двух типов, так чтобы при условиях одного типа участники могли успешно вспомнить много примеров каких-либо событий, но находили это трудным для себя (условия А), а при условиях другого типа вспоминали бы меньше примеров, но считали бы это легкой задачей (условия Б). Почему именно такие условия? Если более важным является действительное число событий, сохранившихся в памяти, то участники эксперимента, работающие в условиях А, должны отметить относительно более высокий уровень убийств по сравнению с теми, кто будет работать в условиях Б. Если же, наоборот, более важна легкость вспоминания, то при условиях Б участники эксперимента оценят уровень убийств выше, чем при условиях А. Установив логику эксперимента, остается только разработать такие дифференцирующие условия.

В данном случае ученые интересовались не оценками частоты убийств и смертей от диабета, а тем, как использование эвристики доступности может влиять на суждения человека о собственной личности. В предварительных экспериментах они выяснили, что люди обычно легко вспоминают восемь или девять примеров собственного уверенного или неуверенного поведения, но когда пытаются вспомнить более десяти таких примеров, начинают испытывать трудности. Так что если вы попросите людей описать шесть примеров своего уверенного поведения, им это не покажется сложным. Напротив, если вы попросите их описать двенадцать таких примеров, им будет трудно это сделать (хотя в конце концов они все-таки выполнят задачу).

Это простое открытие помогло создать обстановку, подходящую для достаточно надежной проверки предложенных гипотез. Если количество действительно вспомненных примеров определяет оценку частоты событий, то люди, описавшие двенадцать примеров, должны оценивать себя как более уверенных по сравнению с теми, кого просили описать только шесть примеров. Если наоборот, то, насколько легко вспоминаются события, определяет оценку их частоты, люди, которых просили описать шесть примеров своего уверенного поведения, должны считать себя более уверенными, чем те, кому пришлось описывать двенадцать примеров. На рис. 3.3 вы можете


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒