Пойми себя, чтобы понять других стр.90

Рис. 3.3. Эвристика доступности: действительно помним или легко вспоминаем?

Немецких студентов просили вспомнить шесть или двенадцать примеров своего либо уверенного, либо неуверенного поведения. Затем они оценивали собственную уверенность в себе. Среди студентов, описывавших примеры своего уверенного поведения, те, кому нужно было вспомнить шесть примеров, рассматривали себя как более уверенных людей по сравнению с теми, кому пришлось вспомнить двенадцать примеров. Точно так же, среди студентов, вспоминавших примеры собственной неуверенности, те, кто описал шесть примеров, видели себя более неуверенными, чем те, кто вспомнил двенадцать. Эти данные доказывают, что эвристика доступности основана на легкости, с которой события приходят в голову, а не на количестве событий, которые удалось вспомнить.

Источник: Schwartz et al., 1991.

увидеть, какая из гипотез выиграла спор: оказалось, что именно легкость, с которой вспоминаются события, лежит в основе эвристического метода доступности.

Мы видим, таким образом, что тщательно проделанный эксперимент может помочь нам продвинуться довольно далеко в оценке альтернативных правдоподобных гипотез. Действительно, в этой книге вы познакомитесь со многими экспериментальными исследованиями, выполняющими как раз эту задачу.

Эвристика зацепки и подгонки

Ричард Никсон был удивлен неприятием своего решения об увольнении Арчибальда Кокса. «В конце концов, — думал он, — если я знаю, что это правильно, другие люди должны согласиться со мной». В данном случае Никсон, похоже, стал жертвой эффекта фальшивого консенсуса (false consensus effect), — люди часто слишком оптимистично судят о том, насколько другие согласны с ними (Krueger & Zeiger, 1993; Mullen et al., 1985; Mussweiler & Strack, 2000; Ross, Greene & House, 1997; Sherman, Chassin, Presson & Agostinelli, 1984).

Эффект фальшивого консенсуса — результат действия еще одной полезной стратегии упрощения, эвристики зацепки и подгонки (anchoring and adjustment heuristic). Когда нам нужно сформировать новое для нас суждение, мы часто начинаем с некоторой грубой оценки, используя ее как зацепку или исходную точку. Как только мы получаем эту зацепку, мы начинаем подгонять свое суждение к реальным условиям, учитывая его возможные несовершенства (Tversky & Kahneman, 1974). Желая прикинуть, насколько хорошо вы сдадите свой заключительный экзамен по курсу социальной психологии, вы можете начать с оценки, полученной на промежуточном экзамене в середине курса, а затем скорректировать свое суждение, учитывая особенности заключительного экзамена. (Например, он может включать больше письменных вопросов, или в тот же день вам нужно будет сдавать два других экзамена.) Таким образом, эффект фальшивого консенсуса — это результат процесса «зацепки и подгонки», в котором человек использует в качестве зацепки собственные взгляды (Alicke & Largo, 1995; Fenigstein & Abrams, 1993).

Эффект фальшивого консенсуса (False consensus

effect) — тенденция переоценивать степень согласия с нами других людей.

Эвристика зацепки и подгонки (Anchoring and adjustment heuristic) — упрощенный способ мышления, при котором человек использует в качестве исходной точки некоторую грубую оценку и затем корректирует ее, учитывая уникальные характеристики настоящей ситуации.

Метод зацепки и подгонки может быть полезен, поскольку нам не приходится собирать большое количество информации, прежде чем принимать решение; вместо этого мы экономим время и усилия, начиная с удобного приближения и корректируя уже готовый ответ в зависимости от обстоятельств. Действительно, если мы выбираем подходящую исходную точку и правильно проводим корректировку, эта стратегия оказывается как экономичной, так и эффективной (Dawes, 1989; Krueger & Clement, 1997). Иногда, однако, случается, что мы неверно выбираем «зацепку» или недостаточно хорошо проводим корректировку (Krueger, 1999). Решение Никсона об увольнении Кокса — наглядная тому иллюстрация: считая себя представителем всех граждан Соединенных Штатов, Никсон взял за исходную точку собственный взгляд на вопрос. Но поскольку президент и основная масса населения далеко не тождественны друг другу — в смысле знаний, доступа к текущей информации, политических взглядов и т. п., — была необходима корректировка. То, что Никсону не удалось сделать подходящую корректировку, привело к недооценке им реакции публики. Конечно, он мог бы провести научно достоверный опрос общественного мнения по данному вопросу, используя широкую выборку, представляющую все население США, но это потребовало бы слишком много времени и денег. Простая интуитивная оценка общественных чувств на тот момент должна была казаться довольно хорошей стратегией. И только оглядываясь назад, когда мы уже знаем, какой была цена этого конкретного решения для его президентства, мы видим, что использование такой стратегии в данной ситуации было ошибкой.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒