Принятие решений в неопределенности стр.120

Процедура. С испытуемыми общались индивидуально в их офисах и просили заполнить краткий анкетный опрос наотношение студент-научный руководитель. Ни один не отказался участвовать. Две формы анкетного опроса были наугад распределены среди испытуемых; анонимность и конфиденциальность были гарантированы.

В одной из форм анкетного опроса испытуемых просили указать свой собственный вклад в каждое из множества действий, связанных с их бакалаврскими дипломами. Вопросы были следующие: (а) “Я предложил_процентов методологии, которая в конечном итоге использовалась в исследовании.” (В) “Я обеспечил _ процентов интерпретации результатов.” (С) “Я был инициатором процентов обсуждений, касающихся диплома, с моим руководителем.” (D) “В течение связанных с дипломом обсуждений я был склонен управлять курсом и содержанием обсуждения_процентов времени.” (Е) “Учитывая все, я был ответствен за_процентов всех усилий, приложенных к исследова нию.” (F) “Как бы Вы оценили Ваш диплом относительно других дипломов, сделанных на факультете? “

Вторая форма анкетного опроса была идентична вышеупомянутой, за исключением того, что слово Я (условие направленности на себя) было заменено на мой руководитель (условие направленности на руководителя) в вопросах 1-5. Испытуемых попросили заполнить бланки с ответами на первые пять вопросов и провести косую черту через 150-миллиметровую линию, с концами, помеченными “хуже” и “лучше”, в ответ на вопрос 6.

Результаты и обсуждения

С целью анализа, было принято, что вклад руководителя и студента в каждый пункт составляет в целом 100%. Хотя эксперимент был представлен как изучение отношения студент-руководитель, возможно, что студенты рассматривали в своих оценках входные данные других людей (например, других студентов). Однако данная процедура обеспечивает умеренное испытание экспериментальной гипотезы. Например, если тестируемый отвечал 20 % на пункт в “Я”-версии анкетного опроса, считалось, что его или ее руководитель внес вклад 80%. Руководитель, возможно, внес только 60%, а неизвестный человек остальные 20%. Возможно переоценивая вклад руководителя, однако, мы смещаем данные против экспериментальной гипотезы: “Я”- версия, как ожидалось, уменьшит процент ответственности, приписываемой руководителю.

Ответы испытуемых на первые пять вопросов в “Я”-версии анкетного опроса вычитались из 100 так, чтобы более высокие числа отражали большие вклады руководителя в обоих условиях. Вопрос 5 имел дело с полной ответственностью за исследование. Как и ожидалось, испытуемые приписали больше ответственности руководителю при условии направленности на руководителя (М = 33.3 % ), чем при условии направленности на себя (М = 16.5 %), F(l, 27) = 9.05, р < 0.01. Первые четыре вопроса касались различных аспектов диплома, и средний ответ показал похожие результаты: направленность на руководителя М = 33.34; направленность на себя М = 21.82; F (1,27) =5.34, р < 0.05. Наконец, испытуемые имели тенденцию оценивать свой диплом более положительно при условии направленности на себя, чем при условии направленности на руководителя: 112.6против 94.6, F (1, 27) = 3.59, р< 0.10.

Контрастирующая формулировка вопросов имела ожидаемое воздействие на распределения ответственности. Версия анкетного опроса, касающаяся руководителя, возможно, заставила испытуемых вспомнить, большую часть вкладов их руководителей, чем “Я”-версия анкетного опроса. Эта дифференциальная доступность была отражена в распределениях ответственности. Обратите внимание, что вопросы не поддавались контролю испытуемых за счет исправлений. Научному руководителю приписывалась только третья часть ответственности за диплом в условии направленности на руководителя.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒