Принятие решений в неопределенности стр.126

Результаты ясно показали, что каждый супруг (супруга) думал что он вложил больше в совместные действия, чем другой супруг (супруга). Когда счет ответственности двух партнеров был сложен, он превысил уровень полной ответственность, которую можно было принять. Количество определенных примеров вкладов, которые каждый супруг (супруга) сделал, было также подсчитано, и результаты показали, что количество вкладов приписанных себе, намного превышает количество вкладов, приписанных супругу (супруге). Корреляция между запомненными примерами и приписыванием ответственности была высока (+ 0.51), предполагая, что предубеждение вспоминания могло уменьшить предубеждение ответственности.

Одно из возможных объяснений этих эффектов основывается на мотивационных принципах и предполагает, что люди приписывают себе больше, чем им полагается, чтобы сохранить или увеличить положительную самооценку. Если это правильно, то мы должны обнаружить, что при неудаче совместного проекта, люди будут отрицать свой вклад в нее и приписывать ответственность другим. Например, если супружеская пара делает покупку, которая, оказывается ненужной, каждый может винить другого за решение. Росс и Сиколи (1979,12) исследовали эту возможность и обнаружили, что это только слабо способствовало эгоцентрическим приписываниям. Люди так же вероятно принимали непропорциональную ответственность за неудачный совместный проект, как и за хороший.

Когнитивное объяснение этих эффектов основано на том, как воспроизведение или хранение информации порождают предубеждения кажущейся ответственности. Предубеждение близости может присутствовать, то есть каждый наблюдает собственный вклад более близко, чем вклады других, и, решая, кто за что отвечает, большее количество собственных вкладов приходит на ум. Например, если оба супруга работают в одно и то же время, каждый может отвлечься от вкладов другого и более тщательно наблюдать свои собственные вклады. С другой стороны, можно знать меньше о вкладах других людей, потому что каждый физически не присутствует, когда один из супругов делает свою долю работы; соответственно, можно недооценить количество времени и усилия, которые приложил супруг или супруга. К тому же, предубеждение может присутствовать, если один человек думал о своих вкладах больше, чем о вкладах другого. Это особенно вероятно, когда совместный проект включает много размышлений, письма и других видов длительной по времени работы, таких, как планирование капитального ремонта в доме или организация вечеринки. Третья возможность состоит в том, что собственные вклады подходят личным конструкциям или схемам, то есть способам обработки и кодирования информации. Информация, которая удовлетворяет существующей ранее схеме, вспоминается более легко, и таким образом, увеличенная доступность собственных вкладов может отражать предубеждение воспроизведения (см. Taylor &Crocker, 1979b). В итоге, предубеждения относительно того, как информация хранится или восстанавливается, могут привести к необъективным социальным оценкам. Один из возможных посредников - использование эвристики доступности.

Доступность и предубеждения, возникающие благодаря когнитивным структурам

Третий способ, за счет которого доступность может смещать социальные оценки - использование субъектом испробованных правил, схем или других когнитивных структур. Люди обладают определенными структурами для обработки поступающей информации, которые они часто используют и которые, постепенно, превращаются в познавательные привычки. Мы предполагаем, например, что люди будут использовать некоторые черты характера людей как способы организации информации о людях по другим чертам. Например, ученые часто различают людей по уровню интеллекта, принимая во внимание, что для спортсменов, скорее спортивный навык, чем интеллект является отличительным фактором. Этот вид предубеждения в тенденции использовать специфические схемы или конструкции, может также искажать оценки. Например, если кого-нибудь просят описать впе чатления об отдельно взятом человеке, можно использовать предпочитаемые черты (например, интеллект) как способ поиска в памяти и описывать человека не столько в терминах его фактического поведения, а скорее, в терминах предпочитаемых черт характера (см., например, D’Andrade, 1965). Подобное предубеждение может происходить в воспроизведении социального поведения, так как люди также используют конструкты и схемы при столкновении с новыми ситуациями или когда их просят сделать прогноз относительно будущего. Например, ученый может прогнозировать способность друга выйти из тяжелой ситуации на основе того, насколько он умен, в то время как, спортсмен может прогнозировать способность того же самого друга выйти из ситуации на основе того, как быстро друг бегает. Соответственно, использование правил, схем и персональных конструктов, может привести к выводам, что человек, который не разделяет те же самые когнитивные структуры, не справится.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒