Принятие решений в неопределенности стр.137

Предположим, что рассматриваемый человек, так или иначе признает, что тестирование его стереотипа, требует, чтобы он рассмотрел данные во всех четырех ячейках. Как он должен сформировать соответствующую выборку данных, из которой он взял бы уместные частоты ячейки? Если он просто рассмотрит первое множество людей, которые приходят на ум? Может быть, ему следует рассмотреть всех людей, принадлежащих некоторому ограниченному классу (например, члены его семьи, друзья или арендаторы в его доме)? Или ему следует попытаться использовать некоторый “случайный” метод для построения частных случаев из полной популяции? Потенциальные источники предубеждения в наиболее неофициальном методе формирования выборки очевидны. Выборка из людей, которые первыми приходят на ум, может привести к серьезным предубеждениям “доступности” (Tversky и Kahneman, 1973,11). А выборки друзей или членов семьи или соседей, веро ятно, проявят предубеждение, а также нарушение требования независимости (не тривиальная проблема, так как семья, друзья или даже соседи могут разделять поведенческие тенденции, физические характеристики и даже соответствия между ними). “Новая” процедура с таблицей из четырех ячеек помогает человеку, оценивающему ковариацию, решить задачу сопоставления этих тупиковых и критических проблем.

Задачи кодирования данных, их хранения и исправления добавляет множество дополнительных факторов и проблем в ежедневную оценку ковариации. Вероятно, гипотеза, что рыжеволосые люди являются вспыльчивыми, может искажать решения относительно того, кто является или не является вспыльчивым, и чьи волосы являются или не являются рыжими. Эта проблема рассматривается ниже в этой главе. А сейчас давайте просто обратим внимание, что предшествующие ожидания или гипотезы включают потенциально искажающее влияние на каждую стадию обработки информации, влияние, которое устраняется, когда человеку предоставляются данные, для которых процессы кодирования, хранения и восстановления уже закончены. Давайте повторим, что такие жизненные препятствия к точной оценке ковариации способны оказаться гораздо более устрашающими, чем любые препятствия являющиеся результатом искусственности или неозна-комленности с методологией таблицы сопряженности.

Ложная корреляция: воздействие предрассудков на восприятие

Насколько успешно люди обращаются с двумерными распределениями, когда соответствующие наблюдения представлены скорее индивидуально, чем перераспределены в форме таблиц сопряженности? Многие из существующих данных взяты из конструктивной работы Чепманов по ложной корреляции. (Для детального рассмотрения этого исследования см. Chapman & Chapman, 1967,1969; также см. Главу 17, этого издания). Наш краткий обзор сосредоточивается на специфических проблемах и выводах, которые предоставляют пространство для наших собственных, более современных, исследований.

Возможно, самое простое резюме результатов Чепманов и выводы относительно способности испытуемых обнаружить ковариации между клиническими признаками и симптомами - это то, что ковариации, о которых было сообщено, отражают истинные ковариации гораздо меньше, чем предубеждения относительно характера отношений, которые “должны” существовать, основанные на теории или на семантике. В то время как эти выводы были впечатляющими, спорными и обладали непосредственной уместностью для практика, то общее, что они сделали относительно эффектов предубеждений по поводу наблюдаемых ассоциаций, было по существу знакомым.

Как отмечал Чепмен в своей первоначальной работе (L.J. Chapman, 1967), ложные корреляции не ограничены областью клинических суждений. Большинство предрассудков - это по существу опытным путем необоснованные убеждения относительно ассоциации между специфическими действиями или событиями и последующими положительными или отрицательными исходами. Расовые, этнические, региональные, религиозные или профессиональные стереотипы - это также убеждения относительно ковариаций, убеждения, которые настоятельно поддерживаются и являются стойкими к воздействию опровергающих данных (см. Adorno и др., 1950; Allport, 1954; P. Goldberg, 1968; J.M. Jones, 1972; Taynor & Deaux, 1973). Исследование относительно “неявной теории личности” может также быть приведено в этом контексте. Более пятидесяти лет назад Торндайк (Thorndike) описал так называемый эффект ореола, при котором воспринимающий ожидает и сообщает об ассоциации всех положительных характеристик личности. Последующие исследователи (например, Koltuv, 1962; Norman & Goldberg, 1966; Passini & Norman, 1966) значительно расширили эту работу и исследовали концептуальные схемы и убеждения относительно личности, которые располагают испытуемых сообщать о последовательных связях между различными чертами характера или различными индикаторами одной и той же черты, чьи эмпирические связи очень слабы или даже не существуют.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒