Принятие решений в неопределенности стр.144

Вопросы об интуитивных стратегиях для оценки ковариации, таким образом, оказываются в центре внимания. Как испытуемые решают, какая степень связи присутствует в данных? Как они решают, какая степень связи “должна”, присутствовать в репрезентативном наборе двумерных наблюдений, которые предоставлены в соответствии с их интуитивными теориями или предубеждениями? Когда и как предубеждения преобразовывают субъективные опыты ковариации? Начиная размышлять над ответами на такие вопросы еще раз полезно вначале сосредоточиться на оценках, основанных только на данных и оценках, основанных только (или, по крайней мере, в значительной степени) на теории, и только затем вернуться к случаю, когда сталкиваются непосредственно доступные данные и ожидания, основанные на теории.

Стратегии оценок, основанных на данных. Возможно, наше наиболее поразительное открытие относительно оценок, основанных на данных, включало ответы испытуемых на двумерные распределения, предлагающие ковариации величин, которые встречаются в каждодневном опыте и соответствуют неофициальным социальным теориям, в частности, для испытуемых трудно обнаружить такие связи. И, в среднем, они оценили ковариации, как весьма близкие к нулю. Какие последствия имеют такие результаты на неофициальные стратегии оценки ковариации, которые могли бы использоваться нашими испытуемыми?

Размышляя над этой проблемой, важно помнить, что отдельные испытуемые не считали, что объективно слабые корреляции были близки к нолю. Вместо этого, они предложили довольно широкий диапазон оценок, для которых только соответствующие средние значения были близки к нулевой отметке. Снова, трудно точно различить, что испытуемые фактически “видели” и что они оценили, несмотря на то, что они видели. Поразительно однородная и последовательная “психометрическая” функция, связывающая средние оценки с фактическими корреляциями, не оставляет сомнения, что испытуемые использовали характеристики данных, которые были последовательно связаны с объективной корреляцией. Величина изменчивости в их оценках, однако, указывает, что используемые характеристики данных были только приблизительно связаны с объективными измерениями ковариации.

Мы подозреваем, и самоанализы некоторых неопытных испытуемых, которые выполняли это задание, подтверждают это, что впечатления испытуемых о “связанности” не отражают попытки рассмотреть полную выборку соответствующих двумерных наблюдений. Скорее, испытуемые могут полагаться на несколько специальных, возможно, экстремальных случаев переменной X или переменной Y. Таким образом, они могут просто наблюдать направление и экстремальность величины Y, связанной с экстремальностью величины X, и наоборот. Факторы, влияющие на внимание и память, могли бы также иметь значение; таким образом, наглядность и конкретность, так же как новизна представления, могли бы влиять на то, на какие моменты данных полагаются.

Уверенность в ограниченном количестве специальных или “тестовых” случаев, в частности, уверенность в крайних множествах, произвела бы последствия, сопоставимые с нашими результатами: во-первых, манипуляции со стимулами (то есть, числа - рисунков - аудиозаписи), которые были спланированы, чтобы изменять потребность в оценке величины и заломинания до оценки ковариации, должны были оказать мало воздействия, так как эти дополнительные требования были восприняты тривиальными, если испытуемые просто полагались на очень ограниченное число отдельных случаев. Во-вторых, в зависимости от того, какие отдельные случаи они принимали во внимание, испытуемые, сталкивающиеся с непрочными связями, как ожидалось, могли оценить их, скорее, как умеренно положительные или как умеренно отрицательные, чем как равные нулю. Наоборот, испытуемые, сталкивающиеся с прочными связями, могли бы показать вполне последовательные и крайние оценки, так как положительные связи допускают мало вариативности в значениях одной переменной, которая может быть связана с крайним значением другой переменной. Форма нашей психометрической функции, а также сокращенная вариативность, связанная с оценками самой прочной эмпирической связи, совместимы с теоретически допущенными последствиями того, что люди полагаются на экстремальные случаи, хотя такие сведения не убедительны. Ясно, что более определенные ответы могут быть получены только из исследовательских проектов, в которых значением экстремальных (или непропорционально доступных) случаев сознательно манипулировали.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒