Принятие решений в неопределенности стр.164

В письме к редактору журнала “Национальный обозреватель” (National Observer), выпуск от 11 сентября 1976 врач представил пять “наблюдений и фактов” в поддержку своего мнения, что “установившаяся практика маммографии (то есть, проекционная маммография) не отвечает интересам населения в целом в любом возрасте”. Вот первые наблюдения.

(1) точность экспертизы маммографии, как сообщают, между 80 и 90%, в зависимости от таких факторов как возраст пациентки, действительно ли она имеет фиброцистичес-кую болезнь, тип рентгеновского оборудования, опыт рентгенолога, и, каково наше определение “точности”... Даже если мы заключаем, что точность - 85% (и я уверен, что не каждый рентгенолог в нашей стране может достигнуть такого значения в собственной практике), то это означает, что 15% женщин, которым сделали рентген, окажутся с неправильными интерпретациями результатов, или более вероятно, их мам-мограммы просто не смогут показать болезнь. Это означает, что 15% женщин ложно внушат чувство безопасности, если им скажут, что их рентгеновские снимки нормальны, если действительно они уже больны раком. Трудно оценить вред, причиненный этой группе, поскольку им было бы лучше не получить информацию, чем иметь ошибочную. Если женщине сказать, что ее маммограмма нормальная, и ей не нужно проходить анализы еще в течение года, женщина, больная раком, вполне может проигнорировать уплотнение в своей груди, из-за которого иначе она сразу же пошла бы к врачу.

Существует несколько ошибок в рассуждении этого автора. Во-первых, “точность” маммографии не может быть выражена как единственное число. Допустим, автор имеет в виду, что и истинно-положительные, и истинно-отрицательные пропорции равны 85%.

Во-вторых, эти пропорции (85%) соблюдаются, если маммография используется, чтобы установить дифференциальный диагноз известных признаков и симптомов. Такие опухоли крупнее, чем опухоли, которые изучают с помощью рентгена - тот случай, который описывает автор. Более разумные оценки истинно-положительных и истинно-отрицательных пропорций в рентгеновских снимках - 60% и 98% соответственно.

В-третьих, даже используя 85%, мы находим несколько погрешностей в рассуждении. Рассмотрим второе предложение. Существуют два способа неправильной интерпретации: (а) у пациентки может быть рак и отрицательные анализы, Р(рак,отр); или (Ь) ее анализы могут быть положите льными, но у нее может не быть рака, Р(не рак, положит).2 Из элементарной теории вероятности, мы знаем что

Р (рак, отр) = Р (отр | рак)Р(рак)

Р (отр|рак) дополняет Р (пол|рак) и поэтому равняется 0.15 в этом случае. Мы не знаем точно Р(рак), но для совокупности прошедших рентген, мы вполне уверенны, что она меньше чем 0.005. То есть менее 5 из 1. ООО женщин имеют безсимптомный, но обнаружимый с помощью маммограммы рак груди.

Таким образом,

Р (рак, отр) <(0.15) от (0.005) = 0.00075

Также,

Р (не рак, пол) = Р (пол|не рак)Р(не рак) > (0.15)-(0.995)= 0.14925

Полная вероятность неправильной интерпретации (то есть, Р(рак, отр) + Р (не рак, пол)) - это сумма этих двух чисел, которая составляет 15%, как утверждает автор. Однако это не подразумевает, что “вероятнее, их маммограммы просто не смогут показать болезнь”. Р (рак, отр) = 0.00075 не больше, чем Р (не рак|пол) = 0.14925. Она приблизительно в 200 раз меньше.

Тоестьесли 10.000женщин, у которых не обнаружено симптомов, пройдут рентген, и если мы используем неверную оценку точности автора, 8.458 из них покинет клинику с отрицательными диагнозами. Автор считает, что приблизительно 1. 269 из них будет сообщено ложное чувство безопасности. Фактически, только приблизительно у 9 это будет так. Значение было завышено приблизительно в 150 раз.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒