Принятие решений в неопределенности стр.175

Получение знаний из опыта: Насколько хорошо?

Вопрос, насколько хорошо мы получаем знания из опыта, переключает внимание на сравнение эвристических правил с оптимальными правилами. Поэтому, возникает вопрос, как последние изучаются и каковы их значения для применения в нашем собственном опыте? Оптимальные правила, такие как теорема Байеса, оптимизация, и т.д., изучаются дедуктивным путем. Фактически, многое из того, что может называться формальным изучением, имеет дедуктивный характер, то есть нам преподают научные законы, логические принципы, математические и статистические правила, и т.д. Такие правила по своей природе очень абстрактны и не зависят от контекста. Кроме того, когда контекст может влиять на форму правила, нам часто говорят, что правило сохраняется, “при прочих равных условиях”. Конечно, в нашем собственном опыте “прочие условия” редко равны, что делает изучение оптимальных правил с помощью индукции столь трудным. (Первоначальные исследователи или изобретатели оптимальных правил преодолели эти трудности; однако, это отличает их от остальной части нас.)

Абстрактный характер дедуктивных правил имеет большое значение относительно трудностей, с которыми сталкиваются люди при применении оптимальных методов в определенных ситуациях. Эта трудность сосредотачивается вокруг способности различать структуру задач, встроенную в большое количество подробностей. Поэтому, когда перед нами стоит определенная проблема, богатая на детали, и в которой детали могут быть несоответствующими или избыточными, внимание к специфическим особенностям, вероятно, отвлечет внимание от общей структуры проблемы. Фактически, именно абстрактность дедуктивно изучаемых оптимальных правил не позволяет им восстанавливаться из памяти (см. Nisbett и др., 1976, см. гл. 7). Абстрактные правила, поэтому, могут быть “не доступны” в определенных случаях. Однако спорный вопрос не решен, так как важно знать, почему эти правила не доступны.

Рассмотрим способ, которым комбинации действие-исход, вероятно, организованы и сохранены в памяти. В частности, рассмотрим, будет ли такая информация организована и сохранена в памяти по содержанию или по структуре задачи. Кажется более легким и “естественным” организовать комбинации действие-исход скорее по теме, чем по структуре; например, опыт со школой, родителями, людьми противоположного пола и т.д., чем задачи Байеса, ситуации выбора, проблемы оптимизации и так далее. Факт, что содержание может отличиться, в то время как структура остается той же, весьма трудно увидеть (Einhom и др., 1979; Kahneman & Tversky, 1979b; Simon & Hayes, 1976). Поэтому, я думаю, вряд ли большинство людей организует свои опыты по структуре задачи. Я не говорю, что человек не может научиться действовать таким образом. Фактически, большая часть профессионального обучения именно такова; например, человека обучают обращаться с проблемами как принадлежащими к некоему классу проблем, имеющих данную структуру и (иногда) известное решение. Оптимальные правила, таким образом, могут быть “доступны” с помощью обширного обучения. Конечно, существует опасность, что такие правила будут чересчур легко доступны; то есть проблемы вынуждены складываться в несоответствующую структуру, потому что решение существует в пределах этой структуры. Банально, что при столкновении с проблемой, профессионалы рассматривают ее в пределах структур, видеть которые они были обучены. Поэтому, хотя обучение профессионала действительно включает структуры, такое обучение находится в пределах узко определенной содержательной области.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒