Принятие решений в неопределенности стр.186

Гипотеза 2 проверена во второй строке табл. 2. Там мы видим, как и было спрогнозировано, резкое и очень существенное увеличение достоверности с 33% на Этапе 1 до 53% на этапе 4.

Наконец, результаты гипотезы 3 обозначены сравнением первых и вторых строк таблицы. На этапе 1 средняя величина самоуверенности была 7 пунктов; на этапе 4 она была 25 пунктов, различие, существенное далеко за пределами уровня 0.001 (t = 5.14, df = 31).

Иногда средние величины группы существенны, но они могут вводить в заблуждение, потому что они могут скрывать ответы отдельных испытуемых, которые противоречат прогнозам. То, что дело здесь было не в этом, ясно показано следующими числами для отдельных испытуемых. Из 32 испытуемых, 14 увеличили точность ответов от этапа 1 к этапу 4, в то время как для 6 точность осталась той же, и для 12 уменьшилась - полностью случайный результат. Наоборот, все испытуемые, кроме 2, увеличили уверен ность, и большинство — заметно4. На этапе 1 почти половина испытуемых (13 из 32) не были самоуверенными; к этапу 4 осталось только 2 испытуемых, которые были не очень уверены в себе - высоко значимое изменение (X2 = 9.1, р< 0.01).

Другой интересный результат исследования содержится в последней строке Таблицы 2, в которой показано среднее число пунктов, на которых испытуемые изменили свои ответы на каждом этапе случая. Эта величина показывает, что, поскольку представлялось большее количество информации, число измененных ответов уменьшилось заметно и существенно. Это заключение говорит о том, что испытуемые часто формировали довольно твердые стереотипные выводы из первого отрезка информации и затем неохотно меняли свои выводы, когда они получали новую информацию. Во всяком случае, заключительный этап информации, служит скорее для того, чтобы подтвердить предыдущие впечатления испытуемых, чем побудить их обновить полную картину личности Кидда.

Обсуждение

Необходимо избегать небрежного обобщения этих результатов. Имеются три главных фактора относительно этого исследования, которые могли бы ограничить общность результатов, (а) случай может быть не похож на те, с которыми большинство психологов привыкло работать. (Ь) Пункты теста не могут представлять те виды поведения, которые психологи привыкли прогнозировать. (с) Испытуемые, возможно, не были типичными представителями людей, принимающих психологические решения. В ответе на эти возможные возражения должно быть указано, что случай, пункты теста и испытуемые-психологи - все были выбраны с намерением приблизиться к ситуациям, встречающимся в фактической психологической практике.

Даже если эти возможные возражения могут быть предоставлены, некоторые четкие заключения могут быть сделаны. Независимо от того, казалась ли задача странной или материалы случая нетипичными, оценки уверенности испытуемых показывают, что они убедились в увеличении своего понимания случая. Поскольку они получили большее количество информации, их уверенность резко возросла. Более того, их уверенность относительно собственных решений стала обратно пропорциональна фактической правильности этих решений.

Таким образом, хотя этот результат не может повторяться для каждого психолога и каждого типа решений, можно четко заключить, что усили вающееся чувство уверенности психолога во время прорабатывания ситуации - не надежный признак увеличения точности его заключений. Так называемая клиническая надежность, основанная на личных чувствах уверенности клинициста, не является адекватным свидетельством валидности оценки в диагностировании или прогнозировании человеческого поведения.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒