Принятие решений в неопределенности стр.203

Были ли бы эти испытуемые так же калиброваны на вопросах эквивалентной трудности, которые не были в их области изучения? Лихтенштейн и Фишхофф (1977) попросили аспирантов-психологов ответить на 50 двух-аль-тернативных вопросов на общие темы и на 50 вопросов, охватывающих знания по психологии (нацример, “тест Ишихара - это (а) перцептивный тест,

(Ъ) тест социального беспокойства”). Два субтеста имели равную трудность, и калибровка была одинаковой для этих двух задач.

Кристенсен-Сзалански и Бушихед (Chiistensen-Szalanski и Bushyhead, 1981) сообщили об оценках вероятности пневмонии девяти врачей для 1.531 пациентов, которые были обследованы из-за жалоб на кашель. Их калибровка была ужасна; кривая повышалась настолько медленно, что для самого высокого уровня уверенности (приблизительно 0.88) доля пациентов, фактически больных пневмонией, была меньше чем 0.20. О подобных результатах было сообщено Ластедом (Lusted, 1977) для диагнозов перелома черепа и пневмонии, и ДеСметом, Фрайбеком и Торнбери и для диагнозов перелома черепа (DeSmet, Fryback, и Thombury, 1979). Результаты этих полевых исследований с врачами четко противоречат превосходной калибровке прогнозов погоды метеорологами. Мы считаем, что несколько факторов благоприятствуют синоптикам. Во-первых, они делают вероятностные прогнозы в течение многих лет. Во-вторых, задача постоянно повторяется; вопрос, на который нужно ответить (Будет ли дождь?) - всегда тот же самый. Напротив, лечащий врач постоянно рассматривает множество возможностей (Действительно ли это перелом черепа? У нее фарингит? Он нуждается в дальнейшей госпитализации?). Наконец, обратная связь исхода для синоптиков хорошо определена и быстро получена. Это не всегда так для врачей; пациенты могут не возвращаться или обратиться в другое место, или диагнозы остаются неопределенными.

Люди, которые держат пари или устанавливают вероятность на скачках, могли бы также считаться экспертами. При тотализаторном методе, окончательная вероятность определена количеством денег, поставленных на каждую лошадь, что позволяет вычислить своего рода кривую калибровки. Такие кривые (Fabricand, 1965; HoerlHFallin, 1974) показывают превосходную калибровку людей, с небольшой тенденцией ставить на кон слишком много на длинных дистанциях. Однако такие данные только теоретически связаны с оценкой вероятности. Более уместные результаты калибровки, сообщенные Дауи (Dowie, 1976), который изучал предполагаемые ставки, напечатанные ежедневно в спортивной газете в Британии. Эти прогнозы, в форме вероятностей, сделаны одним человеком для всех лошадей в данной скачке; приблизительно восемь человек делали прогнозы в течение исследуемого года. Калибровка прогнозов для 29.307 лошадей показала небольшую неуверенность для вероятностей большее чем 0.4 и превосходную калибровку для вероятностей меньше чем 0.4 (что включило 98% данных).

Развивающееся исследование относительно калибровки привело к развитию нового вида экспертизы: эксперты калибровки, которые знают об общих ошибках, которые люди делают в оценке вероятностей. Лихтенштейн и Фиш-хофф (1980а) сравнили калибровку 8 таких экспертов с 12 неопытными испытуемыми и 15 испытуемыми, которые предварительно были обучены, чтобы быть хорошо калиброванными. Нормативные эксперты не только преодолели самонадеянность, типично показанную неопытными испытуемыми, но и очевидно чрезмерно ее компенсировали, поскольку они были неуверенны ми в себе. Эксперты были более чувствительны к трудности вопросов, чем две другие группы.

Будущие события. Райт и Вишхудха (Wright & Wishudha, 1979) предположили, что калибровка для будущих событий может отличаться от калибровки для вопросов на выявление уровня общих знаний. Если это верно, это ограничило бы экстраполяцию от исследования с вопросами по общей осведомленности к прогнозированию будущих событий. К сожалению, вопросы Райта и Вишудха на общие темы были более трудными, чем их будущие события, что может объяснить лучшую калибровку последних.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒