Принятие решений в неопределенности стр.218

Когда мы пытаемся понимать прошлые события, мы неявно проверяем гипотезы или правила, которые мы используем, чтобы интерпретировать и понимать мир вокруг нас. Если, в ретроспективе, мы систематически недооцениваем случаи неожиданности, которые были и есть у прошлого для нас, мы подвергаем эти гипотезы очень слабым тестам и, возможно, находим мало причин изменить их. Таким образом, само знание исхода, которое дает нам чувство того, что мы понимаем то, что прошлое хотело нам сообщить, может помешать нам действительно вынести из него какой-либо урок.

Защита от этого предубеждения требует некоторого понимания психологических процессов, задействованных в его создании. Кажется, что когда мы получаем знание исхода, мы немедленно понимаем его, интегрируя в то, что мы уже знаем о предмете. После такой переинтерпретации, сообщенный исход кажется более или менее неизбежным продуктом переинтерцретирован-ной ситуации. “Понимание” того, что нам говорят о прошлом, в свою очередь, настолько естественно, что мы можем не знать, что знание исхода оказывало какое-либо влияние на нас. Даже если мы знаем, что влияние было, мы можем все еще точно не сознавать, каким оно было. В попытке восстановить наше ретроспективное состояние, мы остаемся закрепленными в нашей ретроспективе, оставляя рассматриваемый исход слишком вероятным.

В результате, просто предупреждение людей относительно опасностей предубеждения ретроспективы не имеет влияния (Fischhoff, 1977b). Более эффективная манипуляция должна вынудить человека приводить доводы против неизбежности сообщенных исходов, то есть попытаться убедить, что это могло бы получиться иначе. Вопрос о валидности причин, которые вам потребовались для объяснения его неизбежности, мог бы быть хорошим началом (Koriat, Lichtenstein, и Fischhoff, 1980; Slovic и Fischhoff, 1977). Так как даже этот необычный шаг, кажется не полностью адекватным, можно было далее пробовать проследить часть неопределенности, окружающей прошлые события в их первоначальной форме. Существуют ли расшифровки стенограммы командованию Перл Харбора до 7 часов утра 7 декабря? Существует ли записная книжка, показывающая акции, которые Вы рассмотрели до покупки акций Во л тем Индастриз? Существуют ли дневники, показывающие взгляд Чемберлена на Гитлера в 1939? Интересным вариантом было намерение Дугласа Фримана не знать ничего о последующих событиях на любом отрезке времени при его работе над биографией Роберта Е. Ли. Хотя это и замечательно, эта стратегия все-таки требует некоторых предположений о распространенности знания относительно того, кто сдался в Аппоматоксе.

Взгляд на все сразу

Зачем вообще смотреть?

Изучение прошлого основано на убеждении, что, если мы смотрим, мы будем способны разглядеть некоторые поддающиеся интерпретации модели. Обширное исследование полагает, что это убеждение хорошо обосновано. Люди, кажется, имеют замечательную способность находить некоторый порядок или значение даже в случайно произведенных данных. Один из наиболее знакомых примеров - ошибка игрока в казино. Мы считаем, что при подбрасывании монеты, четыре последовательных “орла” будут сопровождаться “решкой” (Lindman и Edwards, 1961). Таким образом, в наших умах даже случайные процессы вынуждены иметь внутренние свойства. Кане-ман и Тверски (1972b, 3) предположили, что из 32 возможных последовательностей шести бинарных событий только 1 практически рассматривается как “случайная”.

Хотя ошибка игрока в казино обычно упоминается в контексте пикантных, но тривиальных примеров, она может также быть найдена в более серьезных попытках объяснить исторические события. Например, после отчетливой демонстрации того, что вакансии в Верховном Суде распределяются более или менее случайно (согласно процессу Пуассона), с вероятностью 0.39, по крайней мере, одной вакансии в год, Моррисон (Morrison, 1977) потребовал, чтобы


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒