Принятие решений в неопределенности стр.249

Более того, иллюзия хорошего суждения может быть усилена из-за отбора (Einhom & Hogart, 1978) в тех ситуациях, когда предсказание положительного или отрицательного исхода производит эффект самоисполнения. Например, экзаменаторы, решившие, что кандидат хорошо подготовлен для выпускной программы, могут чувствовать, что их суждение оправдано, если этот кандидат успешен, даже хотя во многом успех кандидата является результатом положительного воздействия самой программы. (В противовес этому, линейная модель отбора оценивается по тому, насколько хорошо она прогнозирует деятельность выбранных претендентов в пределах этой группы.) Или официант, который полагает, что некоторые люди за столиком не платят хороших чаевых, может быть менее внимателен, чем обычно, и получить меньшие чаевые, тем самым, оправдав свое клиническое суждение.8

Второе психологическое возражение против использования линейных моделей основывается на их низкой "доказательной" валидности. Здесь существует имплицитный (как противоположный эксплицитному) аргумент из вакуума, так как не предполагаются ни изменения в оценочных процедурах, ни в экспертах, ни в критериях. Вернее, невысказанное предположение состоит в том, что эти критерии психологической выгоды, в сущности, в высокой степени прогнозируемы. Таким образом, следует, что, если один метод прогнозирования (линейная модель) не работает достаточно хорошо, другой может работать лучше (основательный вывод), что далее трансформируется в убеждение, что тот, другой, способ будет работать лучше (что не является основательным выводом), - если однажды он был обнаружен. Это возражение наилучшим образом выразил декан, рассматривавший принятие старшекурсников в аспирантуру, который написал: "Корреляция линейной комбинации с будущим факультетским рейтингом составляет только 0.4, тогда как корреляция суждений приемной комиссии - 0.2. Дважды ничего равняется ничего”. В 1976 году я ответил следующее (Dawes 1976, с.6-7):

В ответ я могу только отметить, что 16% изменений лучше, чем 4%. Для меня, однако, очаровательной частью этого довода является подразумеваемое предположение, что другие 84% изменений прогнозируемы, и мы можем их каким-то образом предсказать.

Так с чем же мы имеем дело? Мы имеем дело с личностью и интеллектуальными характеристиками (одинаково сообразительных) людей, которым около 20 лет.... Почему мы так убеждены, что этот прогноз может быть сделан вообще? Несомненно, не нужно читать Экклезиаста каждый вечер, чтобы понимать роль шанса.... Более того, есть очевидно положительные эффекты обратной связи в профессиональном развитии, которые преувеличивают пороговый феномен. Например, если однажды человека посчитали достаточно "выдающимся”, то его уже приглашают в выдающиеся учреждения, он общается выдающимися коллегами, - и превосходство усиливается. С подобной проблемой сталкиваются и те, кто недостаточно богат для порогового уровня. Все эти факторы не только ослабляют успешное длительное прогнозирование, но и исследования успешности такого прогнозирования неизбежно ограничиваются до определенного круга принятых исследований, с возложенными проблемами ограничения предела и с негативной ковариантной структурой среди прогнозирующих факторов (Dawes, 1975).

Наконец, на профессиональный успех могут влиять разнообразные неинтеллектуальные факторы, которые не могут быть оценены перед принятием в аспирантуру. Например, успешность формирования удовлетворительных или вдохновляющих половых отношений, еще не очевидная генетическая предрасположенность к наркотической или алкогольной зависимости, несчастье присоединиться к исследовательской группе, которая лопнет и т. д., и т.п.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒