Принятие решений в неопределенности стр.250

С интеллектуальной позиции, я нахожу в некоторой степени примечательным то, что мы в силах прогнозировать даже 16% изменений. Но я уверен, что мой собственный эмоциональный ответ является показательным на фоне ответов моих коллег, которые лишь просто предполагают, что будущее более прогнозируемо. Я хочу, чтобы оно было прогнозируемо, особенно в тех случаях, когда аспект того, что я хочу прогнозировать, важен для меня. Это желание, я полагаю, трансформирует само себя в подразумеваемое предположение о том, что будущее, в действительности, прогнозируемо в высшей степени, и за этим логически следует, что, если нечто не является хорошим прогностическим элементом, что-нибудь другое может оказаться в этом плане лучшим (хотя неправильно будет утверждать, что оно обязательно окажется).

Статистическое предсказание, так как оно включает спецификацию (обычно низкий коэффициент корреляции) того, как плохо мы можем предсказывать, резко поражает нас фактом, что жизнь не является полностью предсказуемой. Несистематическое клиническое предсказание (или "постдикция"), наоборот, предлагает нам утешительную иллюзию, что жизнь в действительности предсказуема, и мы ее можем предсказывать.

Этические

Когда я был прошлым летом на Ярмарке Ренессанса в Лос-Анджелесе, я случайно услышал жалобы одной женщины, что она была "ужасно несправедливо" отвергнута на психологическом факультете в Университете Калифорнии, Санта-Барбара, на основании одних лишь цифр, даже без интер вью. "Как они могут сказать, какая я?" Ответ состоит в том, что они не могут. Равно как и с интервью (Kelly, 1954). Тем не менее, многие люди придерживаются мнения, что делать решающий социальный выбор без интервью негуманно. Я думаю, что вопрос о том, обращаются ли с людьми справедливо, более соответствует вопросу о том, были или нет с ними гуманны, чем к вопросу о том, встречались ли с ними лично. (Некоторые из наихудших докторов проводят большое количество времени в разговорах со своими пациентами, не читают медицинских журналов, делают мало или не делают вовсе анализов и горюют на похоронах.) Средние оценки представляет поведение претендента в течение 3,5 лет. (Конечно же, не все профессора имеют предубеждение относительно особой формы креативности претендента.) Балл выпускных экзаменов является более тщательно продуманной проверкой. Неужели мы действительно считаем, что мы справимся с этой работой лучше или справедливее 10-минутной оценкой документов из личного дела или получасовым интервью, чем могут сделать эти две простые цифры? Такое когнитивное самомнение (Dawes, 1976, с. 7) неэтично, особенно учитывая факт отсутствия очевидного доказательства того, что мы это сделаем лучше, чем линейное уравнение. (Но даже исключения необходимо делать с предельной осторожностью, если это должно быть этично; так как если мы примем кого-нибудь с предельно низкими линейными показателями на основании того, что у него или нее есть особый талант, мы автоматически откажем кому-то с более высокими оценками, кто с большой вероятностью может иметь в равной степени впечатляющий талант, если бы мы принялись его оценивать.)

Не имеет значения, насколько сильно измененным мы хотим видеть тот или иной аспект в том или ином исследовании, рассмотренном в этой статье. Не имеет значения, насколько психологически независимыми или неприятными мы находим их результаты. Не имеет значения, насколько этически неудобно мы себя чувствуем, "приравнивая людей к простым цифрам". Фактом остается то, что наши клиенты - это люди, заслуживающие возможного наилучшего отношения. Если это означает, - как это происходит в настоящее время, - что отбор, диагностика и прогнозирование должны основываться не более, чем на сумме чисел, представляющих оценки по важным характеристикам, то так оно и должно быть. Поступать иначе означает обманывать людей, которым мы служим.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒