Принятие решений в неопределенности стр.30

Существует мнение (см., например, W. Edwards, 1968,25), что человек, вообще говоря, следует правилу Байеса, но не в состоянии оценить полное воздействие очевидности, и поэтому - консервативен. Петерсон и Бич, например, сделали вывод, что нормативная модель обеспечивает хорошее первое приближение к поведению испытуемых, которые находятся “под влиянием определенных переменных и в определенных направлениях” (Peterson и Beach, 1967, с. 43). Это точка зрения не была разделена всеми. В более современном обзоре литературы, Словик и Лихтенштейн (Slovic и Lichtenstein,

1971) доказывали, что вышеупомянутая оценка поведения человека как интуитивного статистика “слишком щедра,”, в то время как Пиц, Даунинг и Рейнхольд пришли к выводу, на основе своих данных, что человеческое поведение в задачах Байеса “неоптимально в более фундаментальном смысле, чем подразумеваются в обсуждениях консерватизма” (Pitz, Downing и Reinhold, 1967, с. 392).

Польза, которую может принести нормативный подход Байеса анализу и моделированию субъективной вероятности зависит, прежде всего, не от точности субъективных оценок, а скорее от того, охватывает ли модель существенные детерминанты процесса суждения. Исследование, которое обсуждается в этой книге, показывает, что это не так. В частности мы видели, что размер выборки не оказывает влияния на субъективные распределения выборок, что последующие биномиальные оценки определены (по крайней мере, в общем случае) скорее пропорцией выборки, чем разнообразием элементов выборки, и что они не зависят от пропорции совокупности. В своей оценке очевидности человек - вероятно не консервативный последователь Байеса: он - не последователь Байеса вовсе.

Является спорным, что неспособность нормативной модели описать человеческое поведение свойственна только для неопытных испытуемых, которые столкнулись с незнакомыми случайными процессами, и что она могла бы обеспечивать адекватную оценку более знакомых случайных процессов, с которыми люди сталкиваются в повседневной жизни. Имеется мало подтверждений, однако, которые могли бы засвидетельствовать это мнение. Сначала, было показано (Tversky и Kahneman, 1971,2), что те же самые систематические ошибки, предложенные соображениями репрезентативности, могут обнаружиться в интуитивных суждениях хорошо обученных ученых. Очевидно, знакомство с теорией вероятности не устраняет все ошибки интуиции относительно законов случая. Во-вторых, в нашей повседневной жизни мы сталкиваемся с многочисленными случайными процессами (например, рождение мальчика или девочки, красный свет светофора на перекрестке, набор карт без единой карты червовой масти), которые подчиняются биномиальному закону, например, в высокой степени приближения. Люди, однако, будут не в состоянии извлечь адекватную концепцию бинарного процесса из этого опыта. Очевидно, использование постоянных многочисленных проверок не приводит к оптимальному поведению.

В своей жизни люди задают себе и другим вопросы типа: Какова вероятность того, что этот 12-летий мальчик вырастет и станет ученым? Какова вероятность, что этот кандидат будет принят на службу? Какова вероятность, что эта компания уйдет из бизнеса? Эти проблемы отличаются от тех, которые обсуждались ранее в этой книге тем, что в силу их уникального характера, их нельзя решить ни в терминах частоты возникновения в прошлом, ни в терминах некоторого четкого процесса осуществления выборки.

В этой книге, мы довольно детально исследовали одну эвристику, согласно которой вероятность события определяется степенью, в которой оно репрезентативно по отношению к главным характеристикам процесса или совокупности, из которой оно взято. Хотя наши примеры исследований были ограничены четкими процессами осуществления выборки (где объективная вероятность легко вычислима), мы считаем, что точно такая же эвристика играет важную роль в оценке неопределенности в уникальных ситуациях, где никакой “правильный” ответ не доступен. Вероятность того, что отдельно взятый 12-летний мальчик станет ученым, например, может быть определена степенью, в которой роль ученого репрезентативна по отношению к нашему представлению об этом мальчике. Точно так же, когда мы размышляем о вероятности того, что компания уйдет из бизнеса, или что политического деятеля назначат на должность, у нас в голове есть модель компании или политической ситуации, и мы оцениваем как наиболее вероятные те результаты, которые лучше всего представляют существенные особенности соответствующей модели....


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒