Принятие решений в неопределенности стр.65

Здравый смысл приписывания или любой другой его разновидности также нарушается в другом исследовании, касающимся восприятия других людей. Миллер, Гиллен, Шенкери Редлав (Miller, Gillen, Schenker, Radlove, 1973) попросили студентов колледжа прочитать раздел классического исследования Милграма (Milgram, 1963), в котором изучается повиновение. Половине испытуемых дали фактические данные исследования Милграма, показывающие, что практически ко всем испытуемым был применён электрошок значительной силы, а к большинству был применён электрошок максимальной силы. Других же испытуемых уверили, что такое поведение будет редким. Затем всех испытуемых попросили оценить двух человек, к которым был применён электрошок максимальной силы. По 11 признакам с большой нагрузкой на оценочный компонент, например, привлекательность, доброжелательность, агрессивность. Только на одну из этих 11 оценок согласованность информации имела существенное влияние. Знание того, что применения электрошока максимальной силы было модальным поведением, фактически не повлияло на оценки людей, перенесших максимальный шок.

Согласованность информации и самовосприятие

Согласованность информации также имеет небольшое влияние на атрибуции, сделанные относительно самого человека. Бем (Bern, 1967) предложил, а Келли (Kelley, 1967) ввел в теорию атрибуции понятие того, что люди производят причинно-следственный анализ своего собственного поведения в полном соответствии с их приписыванием относительно поведения других людей. Они наблюдают их реакцию, принимая во внимание ситуации, в которых она протекает, и делают выводы относительно их чувств и мотивов. Например, испытуемый в классическом эксперименте Шахтера и Зингера (Schachter и Singer, 1962), который знает, что ему был введен препарат, который возбуждает эмоции и затем смоделирована ситуация, вызывающая сильные эмоции, проводит своего рода причинно-следственный анализ. Он чувствует признаки пробуждения эмоций, которые обычно он может приписать эмоциональному воздействию ситуации, но вместо этого приписывает их препарату, который он принял. В результате он проявляет в поведении меньше признаков эмоций, чем испытуемые, которые не знали, что им был введен такой препарат, и даже чем контрольная группа испытуемых, которым препарат, возбуждающий эмоции, не был введен вообще. Значит, испытуемый воспринимает причину своих автономных реакций как “внешнюю” по отношению к себе и ведет себя соответственно.

Несколько лет назад, мы начали программу терапевтических вмешательств, основанных на точке зрения, что людей можно заставить искать причину их реакций во внешней среде. Предполагалось, что всякий раз, когда человек реагирует неадекватно или патологически, можно добиться определённого результата, убедив человека приписать его реакции чему-то внешнему по отношению к себе. Первое исследование, единственное успешное, было проведено Стормсом и Нисбеттом (Storms и Nisbett, 1970). Исследуемой патологией была бессонница. Мы попросили студентов, у которых были проблемы с засыпанием, за 15 минут перед сном принимать пилюлю (на самом деле «пустышку»), которая, как им сказали, ускоряла сердцебиение, делала дыхание быстрым и нерегулярным, обладала согревающим эффектом и приводила тело в общее состояние тревожности. Это - конечно признаки бессонницы. Как оказалось, испытуемые, принимавшие эти пилюли, как сообщалось, засыпали быстрее, в те ночи, когда они их принимали, чем когда не принимали, и быстрее, чем контрольная группа испытуемых, которые не принимали никаких пилюль. Сторме и Нисбетт пришли к выводу, что один или оба процесса приписывания могут объяснить результаты. Бессонница вызвана в значительной степени состоянием эмоционального возбуждения в ночное время, за счет любого количества причин, включая беспокойство относительно личных проблем, неудобного режима дня или хронического невроза. Поскольку человек лежит в кровати в состоянии эмоционального возбуждения, его сон включает мысли с эмоциональным содержанием. Эмоциональное возбуждение может связаться с эмоциональным переживанием и усиливать его. Результирующее усиленное эмоциональное состояние увеличивает эмоциональное возбуждение и так далее, по замкнутому кругу. Однако этот круг может быть разорван, за счет знания того, что возбуждение является внешним. В этом случае человек не делал бы выводов относительно того, как он взволнован по поводу экзамена или насколько сердит он был на соседа по комнате и из наблюдения собствен ного эмоционального состояния. В те ночи, когда человек принимает пилюли, эмоциональное возбуждение воспринимается неизбежным и, таким образом, не связанным с любыми мыслями в голове. Так как замкнутый круг усиленного эмоционального возбуждения, таким образом, былразорван, сон мог наступить.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒