Принятие решений в неопределенности стр.74

3.    Тимоти Краус, в своей книге, описывающей освещение в прессе предвыборной кампании президента в 1972, под названием Мальчики в Автобусе (1974), сообщала, что накануне выборов большая группа репортеров, освещающих кампанию МакГоверна, согласилась, что он не может проиграть больше чем на 10 пунктов. Эти люди были репортерами из агентства новостей, телевидения и главных газет и журналов новостей. Они знали, что во всех опросах МакГоверн отставал на 20 пунктов, и они знали, что за предыдущие 24 года ни один опрос не расходился с итогами выборов более чем на 3%. Однако, они видели своими собственными глазами, как восторженные толпы людей приветствуют МакГоверна.

4.    The New York Times (Kaufman, 1973) недавно взял интервью у граффи-тиста метро в Нью-Йорке, который сильно обгорел в пожаре, вызванном искрой, которая подожгла его банки с распыляющейся краской. Мальчик, известный под псевдонимом “Али”, признавался, что за 2 недели до несчастного случая он читал о мальчике по имени Бернард Браун, которого задавило насмерть, когда он рисовал граффити на поездах. “Возможно, если бы мы знали имя, которое он использовал, например, ‘Джо 146’, это произвело бы впечатление, - сказал он, но я помню, как смеялся над этим, думая, что он, наверное, был какой-то пижон, который не знал, что делал...”

Мы полагаем, что настоящее исследование и примеры, взятые из повседневной жизни показывают, что некоторые виды информации, которую ученые рассматривают как подходящую и наводящую на выводы, обычно игнорируются людьми. Другие виды информации, которые являются логически слабее, наталкивают на размышления и приводят к действиям. Мы можем думать о ставшей бесполезной деятельности психологов, которые больше занимаются изучением обработки информации, чем обнаружением того, что их испытуемые расценивают как информацию, достойную обработки.

8. Причинные схемы при принятии решений в условиях неопределенности*

Амос Тверски и Даниелъ Канеман

Многие решения, которые мы принимаем, как в незначительных, так и в важных вопросах, зависят от очевидной вероятности событий, таких как выполнение обещания, успех предприятия или реакции на действие. Так как у нас нет адекватных формальных моделей для вычисления вероятности подобных событий, их оценка обязательно субъективна и интуитивна. То, как люди оценивают свидетельства, чтобы оценить вероятности, пробудило большой исследовательский интерес в недавние годы, например, В.Эд-вардс (W.Edwadrs, 1968, 25); Канеман и Тверский ( Kahneman Tversky, 1979а, 30); Словик (Slovic, 1972а); Словик и Фишхофф ( Slovic FishHoff) и Лихнетштейн (Lichtenstein, 1977); Тверский и Канеман ((Tversky и Kahneman, 1974,1). Это исследование выделило несколько эвристик принятия решений, которые связаны с характерными ошибками и предубеждениями. Эта часть книги посвящена роли причинно-следственного рассуждения при принятии решений в условиях неопределенности и некоторым предубеждениям, которые связаны с этим способом мышления.

С психологической точки зрения банально то, что люди стремятся достигнуть последовательной интерпретации событий, которые окружают их, и что для достижения этой цели служит организация событий с помощью схем причинно-следственных отношений. Классическая работа Мичетта (Michotte, 1963) ярко продемонстрировала тенденцию воспринимать последовательности событий в терминах причинно-следственных отношений, даже когда человек полностью осознает, что отношение между событиями случайно и что приписанная причинно-следственная связь является иллюзорной. Распространенность причинно-следственных схем при восприятии элементарных социальных связей была выдвинута на первый план в 1958


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒