Принятие решений в неопределенности стр.75

конструктивной работе Хайдера (Heider), а исследование причинно-следственного приписывания стало одним из центральных в современной социальной психологии (Jones и другие, 1971; Ross, 1977).

В этой главе описывается роль причинно-следственных схем при принятии решений в условиях неопределенности. В частности, мы исследуем оценки условной вероятности Р (Х/D) некоторого целевого события X, на основе некоторого свидетельства или данных D. Для психологического анализа воздействия свидетельства, полезно различать типы отношений, которые испытуемый может увидеть между D и X. Если D воспринимается как причина возникновения или невозникновения X, мы считаем D причинно-следственными данными. С другой стороны, если X воспринимается как возможная причина D, мы рассматриваем D как диагностические данные. Нацример, считается, что описание личности А обеспечивает причинно-следственные данные для прогнозирования его поведения, в то время как описание поведения А обеспечивает диагностическую информацию относительно его личности. Если D не является ни причиной, ни результатом X, но они оба воспринимаются как последствия другого фактора, мы считаем D показательными данными. Таким образом, поведение в одной ситуации обеспечивает показательные данные для поведения в другой ситуации, если обе манеры поведения расценены как проявления одной и той же черты. Наконец, если оказывается, что D и X, не связаны прямой или косвенной причинной связью, мы называем D случайными данными.

При нормативном рассмотрении теории условной вероятности, различия между типами отношения D к X невещественны, и воздействие данных зависит исключительно от их информативности. Напротив, мы предполагаем, что психологическое воздействие данных зависит от их роли в причинно-следственной схеме. В частности, мы выдвигаем гипотезу, что причинно-следственные данные имеют большее воздействие, чем другие данные такой же информативности; и что в присутствии данных, порождающих причинно-следственную схему, случайные данные, не соответствующие этой схеме, имеют маленькое значение, или вовсе его не имеют.

В этой части книги мы сравниваем влияние причинных и диагностических данных и показываем, что люди приписывают большее воздействие причинным, чем диагностическим данным равной информативности. Мы также исследуем класс проблем, где отдельно взятые данные имеют как причинно-следственное, так и диагностическое значение, и демонстрируем, что интуитивные оценки Р (Х/D) зависят от прямого причинного воздействия D на X без учета диагностических соображений....

Причинное и диагностическое умозаключение

Логически выведенные асимметрии

Причинно-следственная схема носит естественный ход событий; он развивается от причин к следствиям. Мы предполагаем, что легче и более естественно следовать нормальной последовательности и рассуждать от причины к следствию, чем обратить эту последовательность и рассуждать от следствий к причине. Если причинно-следственные выводы действительно более легкие и естественные, чем диагностические выводы, то можно ожидать, что люди выведут результаты из причин с большей достоверностью, чем причины из результатов - даже, если результат и причина фактически дают одинаковое количество информации относительно друг друга. Мы проверили эту гипотезу, используя две различные величины: оценки условной вероятности и достоверность точности предсказаний.

В одном наборе вопросов мы попросили испытуемых сравнить две условные вероятности Р (Y/X) и Р (X/Y) для пары событий X и Y таких, что (1) X естественно рассматривается как причина Y; и (2) Р (X) = Р (Y), то есть предельные вероятности двух событий равны. Последнее условие подразумевает что Р (Y/X) = Р (Х/Y). Мы сделали прогноз, что большинство испытуемых сочтет причинно-следственное отношение более сильным, чем диагностическое, и ошибочно утвердит, что Р (Y/X) > Р(Х/У).


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒