Принятие решений в неопределенности стр.87

Остальная часть этой главы рассматривает ограниченное количество таких немотивационных предубеждений (см. Nisbett и Ross, 1980, для более полного обзора). В ней также обсуждается явление, которое увеличивает “удельный вес” таких предубеждений - сохранится тенденция ошибочных впечатлений, оценок и даже более обширных теорий, несмотря на наличие логически мощных данных, противоречащих этим убеждениям. Давайте признаем с самого начала, что ошибки и предубеждения, с которыми мы сталкиваемся вовсе не являются необъяснимыми погрешностями со стороны интуитивного ученого. Как правило, они отражают действие механизмов и стратегий, которые вполне хорошо удовлетворяют потребности организма во многих обстоятельствах; иначе они не пережили бы историю обучения человека или эволюционную историю вида. Эти ошибки и предубеждения могут справедливо быть расценены как “определенные сферы” сбоя логически выведенных стратегий и тактик, которые целесообразны (и вероятно, также весьма точны) с точки зрения опыта организма в целом.

Немотивационные предубеждения атрибуции Фундаментальная ошибка атрибуции

Идентифицированное первым (Heider, 1958) и наиболее часто упоминаемое немотивационное предубеждение, которое мы назовем фундаментальной ошибкой атрибуции, — это тенденция наблюдателей недооценивать воздействие ситуативных факторов и переоценивать роль диспозиционных факторов на поведение других. Будучи “интуитивными” психологами, мы, вероятно, слишком часто оказываемся нативистами или сторонниками индивидуальных различий, и слишком редко бихевиористами. С большой готовностью мы рассуждаем о чертах характера и ожидаем последовательности в поведении или исходах в совершенно несопоставимых ситуациях и контекстах. Мы делаем поспешные выводы после наблюдения поведения других людей, не замечая воздействия соответствующих сил окружающей среды и ограничений.

Общие факты, свидетельствующие о фундаментальной ошибке атрибуции. Помимо коротких рассказов и обращения к опыту, наиболее часто упоминаемое свидетельство для этого предубеждения (например, Jones и Nisbett, 1971; Kelley, 1971) заключается в очевидной готовности наблюдателей делать “соответствующие” личные выводы относительно участников исследования, реагирующих на явное давление ситуации. Например, Джонс и Харрис (Jones и Harris, 1967) обнаружили, что слушатели находили некоторое соответствие между замечаниями участников дискуссии в поддержку Кастро и их личными установками даже, если слушатели знали, что участники дискуссии повиновались экспериментатору, и у них не было выбора.

Более прямое доказательство того, что наблюдатели могут игнорировать или недооценивать давление ситуации, предоставил Бирбрауэр (Bierbrauer, 1973), когда изучал впечатления испытуемых от воздействия в классическом эксперименте Милграма (1963). В исследовании Бирбрауэра, участники были свидетелями дословного воспроизведения акта “повиновения” од ного из испытуемых, готового нанести максимальный разряд электрошока предполагаемой жертве. Независимо от того, почему и насколько произошла задержка в выставлении оценок, независимо от того, обладали они законным правом делать оценки или просто наблюдали, участники исследования Бирбрауэра допустили фундаментальную ошибку атрибуции. То есть они последовательно и серьезно недооценивали степень, в которой испытуемые уступили бы давлению ситуации, которое вызвало повиновение в эксперименте Милграма (см. Рисунок 1). Другими словами, они предполагали, что повиновение отдельно взятого испытуемого выражало скорее его личные характеристики, чем возможности ситуативных воздействий и ограничений, под влиянием которых оказались все испытуемые.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒